Славянское население в Албании
А. Селищев
 

II. Политические, культурно-общественные и этнические отношения в Албании

__1__

Культурные элементы в Албании. Области воздействия римской (романской) культуры на сев.-западе и области воздействия греческой культуры на юго-востоке. 48.
Романское население Албании. 48.
Экономическое значение Албании. 49.
Предки албанцев в первые века нашей эры не жили в римской и греческой Албании. 49.
Позднейшее их водворение на сев.-западе Албании. Придунайско-романские (влашские) и славянские поселенцы в Албании. Направления славянской колонизации Албании. 50—52.
Славяне, занявшие среднюю, восточную и южную Албанию, принадлежали к группе болгарской. 54—55.
Славяне, подходившие к Дрину (к западу от впадения Черного Дрина) и в Скадрском районе принадлежали к группе сербской. 55.
Расположение славянских поселений преимущественно по долинам и у холмов около рек. 55—60.
Главные моменты и обстоятельства политической и общественной жизни в Албании в IX—XIX веках. 61—73.
Исторические свидетельства об албанцах в Албании. 74.
Ранние поселения албанцев — области Мати и Ишми. 74.
Давний ландшафт области предков албанцев — ландшафт горный. Романские и славянские заимствования для названия леса, находящегося в долине. 74—75.


В первые века по Р. X. Балканский полуостров входит в сферу влияний двух культурных миров: на западе — римского, на юговостоке — греческого. Насколько позволяют судить данныя археологические, исторические, лингвистические (географические названия), пограничная зона между сферами воздействия этих миров начиналась у Dyrrhachion'а (Durazzo-Драч) и шла к Призрену, Скопью и далее на восток так, что Ниш, Белая Паланка оставались на запад, а Пирот, Кюстендил, София — на восток от этой полосы. [1] Область, которая в средние века была известна под именем Албании, входила в сферу и римской (романской) и греческой культуры. К северу от реки Мати преимущественное значение имело воздействие римской культуры. Тамошние города представляли чисто римские общины. К югу от Драча (Dyrrhachion-Dyrhachium) — Скампа (Шкумби) преимущественное значение принадлежало греческому элементу. [2]

Что касается романского населения Албании, оставившего свои следы в географической номенклатуре края, то это были представители далматинской романской группы. К концу средних веков тут усиливается итальянский элемент, преимущественно венецианский. [3]

49 

Область Албании в римское время и в средние века, до турецкого погрома, представляла весьма важное значение, находясь на пути из Рима и Салоники и далее на восток. Положение на пути между востоком и западом, у Адриатического моря, вводящего в Средиземное море, — в море мирового значения в экономическом отношении, обусловило первостепенной важности значение территории Албании. Из ее оживленных гаваней шли парусные суда и к берегам Понта и Италии. По давнему пути — по via Egnatia — из Драча (Dyrrhachion, италь. Durazzo, алб. Dues, слав. Драчь), через пункты, где теперь Эльбасан и Охрид, тянулись караваны к Битоле и Салоникам. Другой давний путь шел к северу, из Скадра в Призрен и направлялся далее на северо-запад, в Босну и на юго-восток в Салоники и Константинополь. В течение ряда столетий Албания представляла страну с богатыми оживленными городами, с усердно обрабатываемыми полями и долинами, с обильными пастбищами. Явления и предметы культуры римской с запада и греческой с юго-востока проникали сюда и усваивались в среде местного населения. Как указано было выше, на северо-западе население было романо-далматинское; на побережье юго-востока и далее внутри страны были поселения греческие. Где жили в это время предки позднейших албанцев, мы не знаем. Несомненных исторических и лингвистических указаний на пребывание предков этого народа в римской и греческой Албании в первые века нашей эры не имеется. У албанцев нет следов непосредственной связи с старо-далмaтинским населением. Предки албанцев сидели где-то вдали от моря. У них нет своих терминов для морского плавания и для рыбной ловли.[4] Эти термины позднее были заимствованы ими у романцев, греков, славян и турок. На то же указывает и культурно-бытовая жизнь албанцев. Они плохо знают море; они не имели и не имеют связей с другим берегом Адриатического моря; они плохие пловцы и бессильны справиться с переправой через реки при разливе их; при обычном же состоянии рек, они переходят их в брод или переправляются на примитивных лодках-однодревках, или же привязывают себя к кожаному мешку. [5] В образе жизни албанцев

50 

слабо представлены средне-земноморские элементы. Изучение древнейших явлений языка албанцев, — явлений, указывающих на взаимоотношения отдаленных предков албанцев с фракийцами и иллирийцами, древнегреческие заимствования, находящиеся в албанском языке, недалекое нахождение предков румын от предков албанцев, — все это приводит N. Jokl'а к предположению, что некогда предки албанцев жили в области древней Дардании. [6]

В период великого переселения народов пришли в Aлбaнию переселенцы с севера, в том числе некоторые группы придунайских романов.

В VII—VIII в. в. в бассейнах южной Быстрицы, Воюсы, Девола-Семени, Шкумби и в районе Скадрского озера водворился новый этнический элемент — славянский. Исторические обстоятельства последующего времени, вхождение в состав государства болгарского и сербского (см. ниже), способствовали усилению славянского элемента въ Албании. В ХV-м в. под властью албанских правителей-севастов находятся не только области албанские, но и западно-македонские (охридские и дебрские).

Д в и ж е н и е  в области Быстрицы, Воюсы, Семени (Осум, Девол), Шкумби шло преимущественно с юго-востока, из Костурского и Охридо-ресенского краев. В своем движении на запад славяне заняли Семени-Девол, водворились в Музакье, поселились в верхнем Шкумби. Но в области нижнего Шкумби было немного славянских поселений: эта область, в противоположность более отлогому руслу верхнего Шкумби с его речными долинами, неблагоприятна для поселения, в особенности для земледельцев. Узкое русло Шкумби, отвесные песчаные горы, покрытые мелким дубовым лесом, не привлекали население. В особенности значительной преградой для продвижения к северу служила южная гористая область по левую сторону Шкумби: горы здесь более сбрывисты, чем по правую сторону; долины весьма узки и заняты горными отрогами серпентина и известняка. Только в весьма немногих местах в выси холмов имеются небольшие площадки с почвой, удобной

51 

для посева. Теперь там виднеются немногие деревушки и отдельные постройки албанцев. По правую сторону Шкумби, в некоторых более благоприятных для жизни местностях, славяне водворились. И до сих пор имеются там следы их поселений, — следы в виде славянских топографических названий (см. на карте топографических названий). Верхний же Шкумби с его речными долинами и покатыми холмами был густо заселен славянами. Предел их дальнейшему продвижению на север в этом районе представляла горная цепь, названная славянами  Ч е р м е н и к о й  (по цвету ее геологических элементов, см. ниже). Высокими обрывистыми склонами отграничавается этот горный кряж от соседних областей. На юге и юго-востоке очень обрывистые горы подходят к Шкумби и к ее правому притоку Рапуну. На севере и на сев.-востоке стремнины Черменики отделяют эту горную местность от прохода Булчицы (на сев.) и от долины Lumi i Oktunit (на сев.-вост.), левого притока Дрина. См. карту с горизонталями (H. Louis). Ч е р м е н и к а — е с т е с т в е н н а я  к р е п о с т ь, п р е п я т с т в у ю щ а я  п р о д в и ж е н и ю  н а  с е в е р  с  ю г а  и  н а  ю г — с  с е в е р а. Таким образом, ни из верхнего Шкумби, ни от Охридского озера, ни от Голобрдо, ни от Дрина (через проход Булчицы) не подходили сюда славянские группы. Не обитаема Черменика и до наших дней. Поселки здесь находятся только у южной теснины, у реки Рапун, — поселки с неславянскими названиями. Правовое положение жителей их, независимость в пользовании земельными участками, показывает, что это не потомки давнего земледельческого (славянского) населения, а потомки горцев-албанцев (об этом см. еще ниже),

Другое направление движения славян в Албанию, — движение менее значительное, шло от пределов Черного Дрина и направлялось в бассейн Мати. Многочисленные пункты славянских поселений тут были только по обе стороны Дрина. Но далее на запад зашли немногие славянские группы: продвижению сюда препятствовала горная обстановка, а такжз и то, что эта область, ее удобные для поселений долины и плоскогория были уже заняты другим населением, албанцами. К западу от долины Дрина по проходам Булчица и Мур (Kjafa e Mures), к долине реки Люсьи и далее в гористую область бассейна Мати, из области Молы горными проходами к Враке (приток Мати) и далее на север от него, к Фани, пробира-

52 

лись только отдельные славянские группы и водворялись там. Славянских поселений там было немного, Следы этих поселений сохраняются в названиях следующих пунктов: Пьеш (вм. Плшь), Гарец, Миса, Драганци, Мрена, Просека, Щтреза, Божица, Камеци, Светиград, Вила (вм. Вильна).

За Вракой в бассейне Смени (Smenja), находится горный кряж, служащий водоразделом между Фани и Мати. Служил он когда-то и пределом славянского продвижения далее на сев.-запад. Этот кряж славяне назвали так, как привыкли называть пограничные лесистые местности — Просек (Проска). Тут был расчищен лес и разбиты поля. И до сихъ пор местность около Просека со своими полями является оазисом в обширном лесу мелкого дубового леса [7]. Немногочисленность славянских групп в области Мати и Фани зависела не только от неблагоприятной для поселения гористой местности, но главным образом оттого, что этот край еще раньше был занят другими племенами, албанскими. Позднее эти племена отсюда по восточным проходам бассейна Мати устремятся к бассейну Черного Дрина и далее в Македонию.

И в третьем направлении шли славяне в Албанию — из области нижнего течения Белого Дрина в бассейн соединенного Дрина (течение ниже впадения Черного Дрина), к Вальбоне и Лешнице; переходили они и в области по другую сторону Дрина и направлялись далее на запад. К нижнему Дрину, к Кири и в район Скадрского озера шли славяне и с севера, из области верхнего Лима, верхней Тары и верхней Морачи. В бассейне Дрина (к западу от впадения Черного Дрина) славянских поселений было немного. Более многочисленное славянское население находилось в районе Скадрского озера. Среди славянских групп, поселившихся в этом районе, были славяне, пришедшие с севера (с Лима, Тары, с верх. Морачи) и сев.-востока (с. Б. Дрина), а также группы, пробравшиеся сюда побережьем или морем из средней и южной Албании.

Как показывает лингвистический анализ топографических славянских названий в Албанин и некоторые другие данныя, славяне, занявшие южную и среднюю Албанию, бассейны Воюсы, Девола-Семени, верхнего Шкумби и области, близкие

53 

54 

к Черному Дрину, составляли одну языковую и этническую группу со славянами, находившимися в бассейне южной Быстрицы, в Эпире, в Македонии, Фракии и Мизии — группу славян  б о л г а р с к и х (болгарскую). Отдельные группы этих славян в ранний период водворения славян в Албании (VII—VIII в. в.) или когда-то позднее, поселились и к северу от Шкумби, в бассейнах Арзена, Ишми и нижнего Мати, и в районе Скадра. На пребывание тут славян-болгар указываетъ название местности у нижнего Мати, при слиянии его с Фани, — Булгери. В ХVII-м в. в Драчской епархии было село Булгари с церковью св. Георгия. [8] Въ области Леша, на Мати и около Курбина упомянуты в 1641 г. болгары, мирдиты и сепиты (Mirditi, Bolgari e Seliti): они бунтуют против турок. [9] По сведениям анжуйскихъ регистров, в южной Италии в XII—XIV в. в. поселилось много славян, выходцев с Балканского полуострова. Среди этих славян регистры часто упоминают болгар. Напр.: Stephanus Bulgarus de Jscla (с острова Искии), 1290; Johannes et Jacobus Bulgari de gaieta — землевладельцы, 1295; Marino Bulgaro de Jscla; за его „grata plurimum et accepta servicia" дана ему пенсия в 10 унций золота, 1328; Bulgarus de Tholentino juris civilis professor, 1316; vir nobilis Henricus Bulgarellus miles, consiliarius, familiarius et fidelis, получает пенсию в 47 унций золота и др. Все это были служилые лица, оказавшие в свое время большие услуги анжуйцам. Был среди этих болгар и профессор гражданского права. Но жили там и такие болгары, которые неизвестны своими особыми заслугами. Это были, может быть, дети заслуженных отцев, получивших поместья в Италии. В Неаполе упомянута въ 1323 г. целая болгарская часть: „visuc, qui vocatur Bulgarus [10]. В числе болгар Италии были, вероятно, выходцы из Албании.

Из Скадра в ХVII-м или в ХVIII-м в. одна болгарская семья переселилась на сев.-восток, въ Средскую жупу (При-

55 

зренская область). Потомки этой семьи прозвались Болгаричами (Бугаричами) [11].

Близко родственные с болгарскими славянами группы были и в бассейне Дрина. Но в районе Скадра и Дрина (к западу от впадения Черного Дрина) более значительно было славянское население иной группы — сербской. На это указывают и топографические названия, и исторические обстоятельства (сербские владения в сев.-западной Албании; см. ниже), и патронимические образования с суфф. -ић в произвищах некоторых жителей в северной части Скадрского раина, как они показаны в Скадрском кадастре 1416г.: Vucho Gubecich в селе Somesi, Ivan Sudia overo Sudichi в с. Copenico (см. ниже). Но в бассейне Шкумби и далее на юго-восток  с л е д о в  с е р б с к и х  п о с е л е н  ий  н е т.

Славяне поселялись в Албании преимущественно  п о  р е ч н ы м  д о л и н а м  или у ближайшего к реке холма, если долина по каким-нибудь причинам была неудобна для селения. На такое положение прежних славянских поселений указывает обозрение расположения поселений с славянскими названиями по топографическим картам Венского Военного Картографического Института, Лондонского Генерального Штаба, по картам и описанию E. Nowack'а, Louis, Bourcart'а, по описаниям Patsch'а, Praschniker'а, Ekrem'а Bei Vlora, Nahn'а и по сообщениям других лиц, относящимся к Албании (См. в отделе о топографических названиях; см. расположение пунктов со славянскими названиями на прилагаемой карте). В областях, где находились славяне и албанцы, последние занимали со своими стадами местности горные, а славяне водворялись внизу, в долинах у рек и по полянам. На это указывает не только расположение пунктов со славянскими именами, но и другие обстоятельства, о которых говорится ниже. В дополнение к карте сообщим несколько примеров, взятых из сообщений лиц, побывавших в Албании.

К сев.-западу от Дебра, на пути в область Мати,  п о  х о л м у  у  р е ч к и  расположилось амфитеатром Селиште [12]. „Мы ехали по направлению к югу по узкой тропинке между

56 

боярышником и дубняком (Quercus suber), через холмы, у подножия которых лежит Karkanjos и которые образуют водораздел ручья этой деревни и ручья [села] Дебренова". [13] Капинова — к ю.-востоку от Берата, у  р у ч ь я, протекающего среди вековых деревьев и орошающего поля деревни [14]. Новани и Сирак(у) — в долине реки Lumi Beratit [15]. Весочишта — к югу от Малик-озера у речки и холма [16]. Корча (раньше Г о р и ц а) расположена у подножья невысокого кряжа, перерезываемого речкой Моравой. Речка протекает через город и впадает в Дунавец, орошающий богатую корчанскую долину [17]. „В кор-


1. Дреново.

чанской долине существуют два богатых села Дреново и Бобоштица (Бобошчица) и при них особенно замечательны целые рощи могучих деревьев". [18] У того и другого села протекают ручьи. Села защищены холмами от проезжей дороги. Целые

57 

сады тутовых дергвьев и огороды окружают эти села [19]. См. снимки этих сел. См. еще положение села Булгарец находящегося к северу от Корчи, снимок № 3.

Такие примеры можно привести в большом количестве. Отметим еще два пункта на севере. „Деревня Брдети (к ю.-востоку от Дрина), в районе которой впадает в речку Мехаин небольшой ручей, идущий с севера". [20] „При впадении Гёмикье (Goemsice) начинаются первые дома широко разбившейся, мир-дитами населенной, деревни Гояни". [21]


2. Бобоштица.

Лучшие места для пашни в Албании — это долины Воюсы, Семени, верхнего Шкумби с их притоками и район Скадрского озера, как свидетельствует специальное обследование E. C. Sedlmayr'а [22] и Bela Pech'а [23]. В особенности благоприятны для земледелия долины Воюсы с ее притоком Сушицей, долины Семени с Деволом и области Скадрского озера, главным образом северные края еа. В этих районах находятся наи-

58 

большие следы поселения славян. Приморские местности, изобилующие лагунами, болотами, заливаемые водою, с недостаточно плодородной почвой, не так благоприятны для земледелия, как речные долины. В этих низменностях было немного славянских поселков; следы этих поселений, — следы в виде топографических названий, — весьма незначительны. В других приморских местах не благоприятствовала поселению обрывистость побережья, бесплодность почвы его. Такова, напр., местность к северу от Драча, у гор Мали Дурсит (Mali i Duesit). См. снимок № 4.

Отдельные небольшие площади, годные для земледелия, находятся в Албании и в горах. Этими площадями в южной и средней Албании также воспользовались славянские поселенцы. Приходилось нередко, приспособляя землю для пашни, вырубать и выкорачивать лесной кустарник и деревья, как показывают соответствующие топографические названия: Копач, Търбичско, Требицка, Требинье, Требовча, Крчова (см. карту).

Имеются и другие следы сведенного леса для освобождения площади под пашню. Д. Лаззриди, драгоман русского консульства в Янине, в своем описании казы Загорье в Янинском мутесарифлыке заметил о природе края следующее: „Вс возвышенiя около самаго города Янины нагiя и крайне унылыя. Въ Загорахъ же напротивъ того появляются кустарники, небольшiя рощи, а дальше и большiе сосновые и еловые лса, къ сожалнию не милосердно теперь истребляемые самими жителями." [24] Ряд топографических названий в Загорье указывает на находившееся здесь некогда славянское население. Кроме названия Загорье, ср. и такие: Добринова, Лепеница, Чернеси, Макрину, Драгари, Дольяни, Лясковец, Каминья, Столово, Дрестенику. — О сведенных лесах в Албании см. еще указание Louis (Albanien, 30,125).

Во многих местах славянские села расположены на возвышенности, а не на ближайшей долине. Причины этому были в условиях географических и социалных. 1) В некоторых областях речные долины были очень узки. Такова долина реки Яницы. В южном течении этой реки долина ее имеет в ширину всего около 600 м. Площадь для поселения тут совсем

59 


3. Булгарец.


4. Мали Дурсит.

60 

недостаточна. [25] Ряд пунктов поселений находится на возвышенности, над долиной. Таково положение села Висока — на холме над Яницей. [26] По той же причине расположились поселения славян на возвышенных полянах нижнего течения Черного Дрина. [27] См. на снимке № 5 вид долины Черн. Дрина у села Уймиште (вид на север). 2) Речные долины заливаются водой. Так, например, к югу от Воюсы, к востоку от лагуны Ярты, села Церковина и др. расположились на покатостях и холмах. [28] 3) На ровных местах возвышенности, у границы калька и флиша, находятся источники питьевой воды. Около этих источников и сосредоточивались поселения, а не внизу в долине. Так, в районе долины Dhrino-Зрино (Зринэс). Были тут и социальные бедствия, заставлявшие население уходить с долины: погромы во время военных столкновений разоряли население. [29] 4) Изнурительная малярия в некоторых долинах побуждала население искать более здоровых мест поселений на холмах. Так, в Дельвинском крае. Много народа погубила малярия и в приморской местности в Музакье и в Задриме. 5) В некоторых местностях было трудно жить в долине вследствие близости к значительным путям сообщений, к бойким местам, где просходили не раз военные столкновения. Так было в области долины Зрина. Из таких сел отметим с. Глина (Gline). Некогда оно находилось у речки: руины прежних построек свидетельствуют об этом. [30] Насилия и разорения переживало и население богатой корчанской долины. Оно вынуждено было отодвинуться к пограничным холмам долины. Только два болгарских села Дреново и Бобоштица удержались в самой долине. Географическое положение этих сел не подвергало их обитателей тем насилиям, которые испытывало население других сел долины от большой дороги. Дреново и Бобоштица укрылись за холмами.

61 

Отметим теперь  г л а в н ы е  м о м е н т ы  и  о б с т о я т е л ь с т в а  п о л и т и ч е с к о й  и  о б щ е с т в е н н о й  ж и з н и  в Албании.

В 60-х годах IX в. при болгарском князе Борисе-Михаиле юговосточная Албания вошла в состав Болгарии. Западные пределы Болгарского государства составляли: горная цепь Грамос, Воюса (среднее и нижнее течение), Семени-Девол, Шкумби (верхнее и среднее течение), Голобрдо, среднее течение Черного Дрина. Далее западная граница шла к месту соединения Черного и Белого Дрина, к водоразделу между Б. Дрином и Лимом, между Ибром и Моравицей, пересекала


5. Долина Ч. Дрина у с. Уймиште.

сербскую Мораву и черезъ Мален-планину направлялась к Саве [31]). В начале Х-го в., при Симеоне, в состав Болгарии вошли прочие области Албании (кроме Драча), до реки Бояны. В покоренных областях были поправлены и переустроены некоторые города: Главиница (Главница), Авлона (Валона), Пулхериополь — Белград (нын. Берат) и друг. В области Кутмиче-

62 

вицы, Девола, Воюсы и в области Охридского озера проходила учительная деятельность Климента, ученика Мефодия (886—893 г. г.). Главными городами тут были Двол, Охрид и Главиница или Главница [32]. „Три дворца в Деволе (en Diabolei), превосходных по великолепию, принадлежавших роду комитов", принес в дар блаженнейшему Клименту князь Борис [33]. Девол был центром учительной деятельности Климента. Тут открыл он первое славяно-болгарское училище. В этом училище было два отделения: для взрослых, имевших уже некоторую подготовку, и для детей. Затем были открыты школы и в других местах Кутмичевицы, где действовали лица, получившие образование в Деволе. Климент имел 3500 избранных учеников — народных учителей, церковных лиц и проповедников [34].

63 

В тесной общественно-политической и культурной связи находились области Албании и Македонии в конце Х-го и в начале ХI-го века, в период западно-българского царства Самуила и его наследников. Самуил подчинил своей власти не только приморские города Леш и Драч, но и Скадр. В области юговосточной Албании искали себе защиту и подкрепление последние правители западно-болгарского царства сыновья царя Иоанна-Владислава (умер в начале 1018 г.) Пресиан, Алусиан и Аарон. С представителями национальной болгарской партии они удалились в область между Деволом и Осумом, не желая подчиниться императору Василию; но скоро и они признали власть Византии. В районе Томорицы имел свои владения неустрашимый боярин Иваца, не желавший признать власть византийского императора Василия II Болгаробойца. В 1018 г. этот Иваца не отказался по случаю праздника Успения Богородицы принять своего врага, охридского архонта Евстафия Дафномила, явившегося к нему в качестве гостя, и был коварно убит последним. В хронике Скилицы, где описано убийство Ивацы, определенно названа национальность убитого: o BoulgaroV.

Во 2-й половине IХ-го в. и в начале Х-го в., при Борисе и Симеоне, к давним славянским поселениям в Албании присоединились новые из других частей Болгарского государства, главным образом, из Македонии.

После падения западно-болгарского царства (1018 г.) вся Македония и Албания вошли в состав Византии. В 1040 г. население Албании восстало, не желая платить тяжелые подати византийцам. Это население, „свергнув византийское иго, перешло  к  с в о и м  р о д и ч а м", по словам хроники Скилицы. Восставшие признали своим правителем Тихомира, а затем перешли под власть Петра Деляна, поднявшего восстание в Скопье. Мих. Пселос (современник Деляна) и И. Зонара (XII в.) тенденциозно изменили фамилию восставшего: вместо DelianoV они называют его DolianoV, производя это название от dolioV — „лукавый", „изменнический", потому что, по их представлению, он подвел, обманул своих  с о н а р о д н и к о в,  б о л г а р. Делян был ослеплен патрицием Алусианом и взят затем в плен (Алусиан был сын Иоанна-Владислава). [35]

64 

Въ конце ХI-го в., в 1081 г., в Албании появляются норманны во главе с Боэмундом и его отцом Робертом Гвискардом. Следуют войны норманнов с византийцами и их союзниками венецианцами (до 1108 г.), кончившиеся удалением норманнов. Албания, из-за которой шли войны, называлась Болгарией, а население болгарами. Такие названия употреблены Готфридом Малатеррой, описавшим подвиги норманских князей (Bulgaria, apud Bulgaros). [36]

В ХII-м в., при импер. Мануиле Комнине (1143—1180) Албания входит в состав Византии.

В Диоклетии (в Зете) во второй половине ХI-го в. и с конца ХII-го утверждается власть  с е р б с к и х  правителей. Бодин (1081—1100) имел свою резиденцию в Скадре. По смерти Самуила Комнина (1180) Скадр, Aнтивари, Дульциньо занял сербский великий жупан Стефан Неманя. В состав сербского государства вошла и область Polatum — Пилот, — горный край между Скадром и Призреном.

При Иоанне Aсене II ( 1241) и при его сыне Калимане (1246) Албания (кроме Скадра и Драча) находилась и составе Болгарии. [37] В грамоте Иоанна Асеня дубровчанам указаны области владений его, — области, по которым добровчане могут 

65 

В числе этих областей названы такие: дубровчане могут итти или . [38] Как видно, Двольская хора не называлась албанской. Она отличается от земли албанской.

Затем следуют войны эпирского деспотата с болгарами и латинянами.

Со второй половины ХШ-го в. (с 1259 г.) в Албании утверждается власть анжуйской династии. Импер. Карл I обещал жителям Албании оставить всё по-старому, не нарушать их льгот и соблюдать их законы и обычаи (bonos usus et consuetudines). Происходят беспрерывные войны анжуйцев и их сторонников с византийцами из-за обладании Албанией. В событиях участвует албанская знать, о которой идут сведения с XIII в. Упоминаются албанские знатные роды: Топиа, Арианит, Гропа, Скура, Музаки, Дукадьин (Дукаджьин) и другие, играющие значительную роль в последующее время. При сложившихся в предшествующее время обстоятельствах социальной жизни Албании, под воздействием византийским и западным, здесь  с ф о р м и р о в а л а с ь  а л б а н с к а я  з н а т ь, приобретшая владения и подвластных лиц.

Войны, и восстания внутри страны занимают весь период власти анжуйцев в Албании. Восстания происходили не только по подстрекательству агентов и сторонников Византии, но и вследствие насилий, чинившихся королевскими наместниками (напр. восстания 1302, 1305, 1325 г.). Господство анжуйской династии продолжалось в Албании до 1373 г.

В конце ХIII-го в. и в начале ХIV-го, при имп. Андронике II (1282—1328), Византия заняла часть южной и средней Албании. Валона была главной византийской гаванью на западе. Власть Византии в Албании продолжалась и при Андронике III ( 1341). В других областях побережья и внутри страны правили представители Анжу, а на северо-западе — сербы.

При Стефане Душане (1331—1355) сербское господство распространило свою власть не только на Македонию, но на многие области Албании (Арбанум—Кроя, Белград—Берат), на Эпир и Фессалию.

В концу ХIII-го в., к началу ХIV-го произошли в Албании весьма значительные изменения в социальном отношении, о

66 

чем будет сказано несколько подробнее ниже. Бесконечные войны, смены государственной власти, соперничанье их агентов тяжело отзывались на населении. В конце XIII в. с гор спускаются албанские пастухи со скотом, с женами и детьми, проходят с погромом по долинам, обессиленным уже предшествующими событиями, идут на юг, в Фессалию. Буйство горцев-пастуховъ происходило и в начале XIV в. „et ad presens consumunt et destruunt taliter, quod quasi nihil remansit penitus exstra castra", — сообщал в 1325 г. венецианец Марино Санудо Торселло. Несколько поздне они опустошили население в окрестностях Белграда (Берата) и Валоны. Византийские войска Андроника III прогнали албанцев до гребней гор и отобрали у них весь скот. Византийская победа, разгром пастухов, возбудили сильную ненависть у них по отношению к грекам. В походе Стефана Душана в Фессалию (в 1348 г.) принимали большое участие албанцы. Имущество греческих архонтов и стратиотов было передано албанским знатным лицам и солдатам. В результате передвижения населения с севера на юг, в  Э п и р е  и  Ф е с с а л и и  в конце XIII и в XIV в. в.  в о д в о р и л о с ь  м н о г о  а л б а н ц е в. В последующее время происходил сильный процесс воздействия одних этнических групп на другие. Наиболее пассивной оказалось группа влашская (аромунская).

В 1360 г. в Диоклетии (в Зете) приобрели власть 3 брата серба Балшичи, находившиеся в родстве с албанскими знатными родами. Балшичи заняли всю северную Албанию до Призрена. Один из Балшичей владел некоторое время также Валоной и Баратом.

В Драче правил в 2-й половине XIV в. могущественный албанский феодал Карл Топиа (1359—1388).

С конца XIV в. Скадр и Драч переходят под власть Венеции (Скадр в обладании Венеции в 1369—1479 г. г., Драч — в 1392—1501 г. г.).

Валону в 1417 г. заняли турки.

Средняя Албания в XIV—XV в. была раздроблена между несколькими независимыми албанскими родами, соединенными родственными узами, как между собой, так и с соседними славянскими владетелями. Первое место среди албанских династов занимают Музаки. Старшие в их роде носили титул деспотов Эпира. [39]

67 

Из-за севера Албании в ХV-м в. воюют Венеция и Сербия. В 1423 г. Антивари и Будва вошли в состав деспотата Стефана Лазаревича. Но с окончательным завоеванием Сербии приморско-сербские города опять отошли к Венеции (1442).

На севере Албании правят албанские династы: Дукаджьин, получивший в 1393 г. от Венеции Леш (Алессио), Заккариа в замке Даньо у Скадра (Скутари), Ионина и друг.

Становится известной в это время и албанская фамилия Кастриотов. Иван Кастриот (1407—1437) располагал войском в 2000 всадников и владел областью от морского побережья у Кап Родони (к северу от Драча) до пределов Дебра. Из его грамоты 1426 г. мы узнаем о некоторых налогах и обязанностях, лежавших на жителях сел его области (см. ниже).

В XV в. албанские области одна за другой подчиняются туркам. Так, Иван Кастриот был турецким вассалом. Его сын Георгий был взят турками в заложники и принял там ислам, став Скандербегом (бегом Александром).

С 30-х г. г. XV в. албанские владетели Арианит, Музаки, Андрей Топиа, ведут борьбу с турками. Упорную 24-х летнюю борьбу вел с турками вернувшийся из плена и ставший опять христианином Георгий Кастриот (1443—1468). В 1444 г. в Дебре в битве с турецкими войсками вторшегося туда Али-паши отличился в особенности  д е б р я н и н  Моисей Голем и Лазарь  С л а в я н и н. Поход турок во главе с султаном Мурадом II и его сыном Магометом (1450) не мог сломать сопротивления Скандербега и взять его крепость Крою. Устояла она и позднее от двухкратного похода Магомета II (1466, 1468). Но маленькая область Кастриота истощалась. Взять Берат и Охрид не удалось. Турки свирепствовали по Албании, грабили, убивали и уводили в плен население. В 1423 г. Иса-бег, сын Евреноса-бега, был официально назначен грабить Арнаутлук: „Арнауд диарени ягма ве гарет итмэ мемур олду", — по словам Истории Мюнеджжим баши. В 1431 г. по повелению султана Синан-бег опустошил Арнаутлук и с громадной добычей явился в Адрианополь. Грабил Албанию и Али-бег, сын Евреноса, в 1434 г. [40] „Вь лто 6974 (1466) воева царь на Ар'банасе и плни ихь и множьства многа из'сче оть нихь

68 

и Скен'дера 'из' земл изьгна и сьзда тамо градь рекоми Конюхь." [41]

Обнаружилось, что в некоторых краях население не оказывало особого сопротивления туркам. Феодальный гнет и войны не могли пробудить желания отстаивать себя от подчинения туркам. По смерти Г. Кастриота часть его владений перешла к Венеции. Борьба Венеции с турками была неудачна. В 1478 г. Кроя была занята турками.

Турецкое завоевание Албании вызвало сильное передвижение среди населения. Много албанских групп ушло на юг и на запад, в Италию. Албанцы, уходившие в Италию, были из разных местностей, и с северо-запада и с юго-востока. На выходцев из восточных местностей указывает название некоторых из них „голобрдцы" — galabardenej]. Черты языка албанцев Италии представляют элементы говоров южных и средних областей. [42] Но были тут переселенцы и из северо-западной Албании. Среди албанских переселенцев находились и славяне из Албании. Иногда во главе славянской группы стоял албанец. Так, в 1461 г. в районе Отранто поселилось 60 славян (Schiavoni), „которых привел предводитель-албанец". [43] С другой стороны, турки водворяли в Албании население, хотя и и немногочисленное, из других областей. Так, в построенный турками город Конюх (Эльбасан) пригнано было в 1467 г. из Скопья 15 славянских семей 
(запись в Трефологии XIV в., Хлудовское собр., № 162).

С турецким господством быстро стало распространяться мусульманство, среди населения в северных и срединных краях Албании. Знатные албанцы, оставшиеся в пределах Албании, приняли ислам и сохранили свои владения. Происходил процесс омусульманивания и простого населения. Побуждением к

69 

переходу в мусульманство служило стремление избавиться от податных тягот. Стефан Гаспари доносил в 1671 г., что в Дьяковском районе осталось немного католиков, преимущественно женщин. Мужчины же перешли в мусульманство, „per sfigure le gravezze et tributi". Побуждало иногда на такую мену религии желание располагать преимуществами военных людей. A военными людьми могли быть в турецком войске только мусульмане. Наибольшей силы процесс омусульманивания населения достиг в конце ХVIII-го, в начале ХIХ-го в. под давлением Али-паши Тепелена. Некоторые края на юге Бератской области, например, Абрие, [44] к 40-м г. г. XIX в. совсем стали мусульманскими. То же явление происходило и на юго-западе Охридскаго края. [45] Процесс мусульманизации происходил и в условиях обыденной жизни, в зависимости от экономического воздействия мусульмано-албанского населения на христианское (славянское). Яркие примеры такого рузультата албанского воздействия сообщал в своем донесении русский консул в Скадре Сученков в 1860 г., № 20 (см. в приложении № 3).

О насилиях турецких и турецко-албанских властителей в ХVI-м в может свидетельствовать следующая запись 1574 г.: „Велики злмъ баше тогда..  Скадаръ од Иванъ Беговића, потрчени бшатле,  Призренъ Синанъ Пашића Ротловића,   ћаково одъ Елас Пашића. Две хиляде христиане около ови вароша искоше". [46]

Тяжко отразилось на всем христианском населении, подвластном Турции, распоряжение о взимании дани кровью, о наборе мальчиков в корпус янычар (с конца XVI в.).

„Анафема тебе, султан,
И будь ты трижды проклят
За зло, какое делаешь,
За зло какое сделал!
Ты шлешь и вяжешь стариков,
Попов ты вяжешь первых,
Чтобы собрать набор с детей
И сделать янычаров.
70 
По детушкам родители,
По братьям плачут сестры
И плачу я — огнем горю, —
До смерти плакать буду:
Сыночка летом отняли —
A нынче взяли брата."
— Так вспоминает эпирская народная песня об этом страшном наборе. [47]

В ХVI-ХVII в. албанские группы передвигаются на север. Уже в ХVI-м в. у Качаникского ущелья они грабят караваны. [48] Движение на север стало весьма значительным с конца XVII в. Переселение сербов в Банат и Бачку в 1690 г. и 1737 г. способствовало усилению и господству албанского элемента в Старой Сербии. Оставшееся славянское население, изолированное, терроризованное албанцами, бесправное в государственном и общественном отношении, обалбанивалось. Страна дичала. Aнархия, разбойничество албанцев сделали недоступным этот край. „И ва тое време беше злмъ велики v проклетие Турака v Пазара Aрбанаса; стари се лди [люди] трчах, мое срдеце плакаше, цркве wопшћеше, манастири wбалише се v злма", — свидетельствует запись 1788 г. [49]

Со второй половины XVIII в. албанцы устремляются в западную Македонию, в Охридский, Дебрский, Положский и Скопьский края и вытесняют славянское население. Это население или покидает родные места или принимает мусульманство и обалбанивается. В 1805 г. албанцы захватили весь район Охрида. В 1821 г. они разгромили Мокреницу (на западе Охридского края), а население вырезали: „во Мокреница се [всё] са запусти, сето имане то ограбиха турцит [т. е. албанцы-мусульмане] а християнит ги исклаха" [50]. Условия общественной жизни в Албании и в соседних краях благоприятствовали усилению и расселению албанцев. К началу XIX в.

71 

Албания находилась под властью двух могущественных пашей, — Мустафы Бушатли на севере, Али на юге. Из них Али-паша (1770—1822) был фактически независим от султана. Мусульманский террор господствовал в обширных владениях этого паши. Этот террор распространялся и на юго-западную Македонию. В период господства Али-паши произошла мусульмано-албанизация многих пунктов на юго-востоке Албании. В числе этих пунктов были и пункты со славянским населением. Убийство Али-паши не изменило к лучшему условий жизни в стране. Происходят восстания с их неизбежными эксцессами. Эти волнения вызывались не только внутренними общественно-бытовыми условиями,но и новым направлением турецкой политики, — стремлением к централизации в управлении, к уничтожению феодально-областных преимуществ. Введение новых податей и обязательных военных наборов также вызвали сильное сопротивление в албанской среде. 30-е гг. проходят в усмирении восстававших феодалов, в уничтожении и изгнании их. 40-е и 50-е гг. ознаменовались бурным брожением албанцев, не желавших платить вводившихся правительством податей и поставлять солдат на военную службу. Происходят восстания на севере и на юге Албании. Буйство восставших отозвалось и на Македонии. В среде немногих представителей городского албанского населения зреет мысль об автономии Албании. Эту мысль поддерживают агенты других государств в империалистических интересах своих правительств. Деятельность этих агентов приобрела большое значение во 2-ой половине XIX в. Тут действовали агенты Италии, Двстрии, Франции, Черногории и Греции. Обнаружили попытку поднять восстание албанцев и представители России. Подчинение Албании своему политическому и экономическому воздействию имели в виду агенты Италии и Двстрии. К присоединению части территории Албании стремились агенты Греции и Черногории. Консульские донесения, сообщаемые ниже, в приложении к этой главе, представляют много ярких фактов деятельности всех этих агентов. Результаты их деятельности иногда тяжело отзывались на населении: одна группа населения восставала против другой. Столкновения, напр., албанцев с черногорцами вызывались не только местными традиционными общественно-бытовыми и экономическими условиями, но и действием агентов черногорского князя. (См. документ № 1).

72 

Албанское стремление к областной автономии нашло себе яркое и своебразное выражение в  а л б а н с к о й  л и г е, властвовавшей в стране в 1878—1881 гг. [51]. Деятельность этой лиги имела значение не только политическое, но и общественно-этническое: она, в особенности ее северный, призренский комитет, крайне обострила религиозную вражду в населении, возбудив мусульманский фанатизм в подчиненном ей населении; она виновна в тех грабежах, пожарах, насилиях, убийствах, которые происходили тогда в Старой Сербии и в юго-западной Македонии. Об этих результатах деятельности лиги см. в помещаемых ниже документах. В тех же дэку-ментах обнаружено ясно, что в организации лиги и в ее деятельности принимало участие турецкое правительство. Лига вместе с представителями турецкого правительства или отдельно, но по директивам этого правительства, отстаивает целость Турции, противясь передаче Гусинья в пользу Черногории и части Эпира в пользу Греции, как это было указано Берлинским трактатом (1878) и Берлинской конференцией (1880 г. по греко-турецкому вопросу о пограничной области). Не подлежит сомнению также связь деятелей лиги с агентами Италии и Двстрии, как об этом свидетельствуют сообщаемые ниже документы.

В своей начальной стадии организация лиги исходила из мысли, внушенной генералом  К л ю з е р е (Cluseret) одному аз албанцев — Васе эфенди, мустетару (советнику) при Косовском вали. [52] Об этом мы узнаём из сообщения русского консула Ястребова (см. документ № 24). Это сообщение весьма важно для изучения деятельности Клюзере, одного из главных участников Парижской коммуны. [53] Но в среде албанских беев и эфенди, — деятелей лиги, — идея парижского коммунара получила совсем иной вид, претерпев существенное изменение-искажение в зависимости от этой среды.

Лига желала автономии Албании в пределах верхней и южной Албании, Эпира, Старой Сербии и части Македонии

73 

до Водена, с центром в Охриде или в Битоле. В первое время и эта идея весьма обширной Албании находила себе одобрение со стороны турецкого правительства (см. документ № 41). Но при дальнейшем развитии националистических планов лиги, при ее стремлении к широкой политической автономии она вызвала осуждение со стороны центрального турецкого правительства: узко-националистические и сепаратистические тенденции албанских деятелей слишком противоречили турецкому централизму. Миновала нужда мириться с такими тенденциями: споры с Черногорией и Грецией были улажены при значительном участии лиги. Правительство приняло меры к подавлению деятельности албанских автономистов.

____________________________

Мы отметили в самых общих чертах чрезвычайно пестрые политические обстоятельства, переживавшиеся Албанией в IX—XIX в. в., и события общественной жизни страны. Не представляя отдельного самостоятельного государства, ее области составляли предмет притязаний разных государств и правителей: Византии, Болгарии, норманнов, Анжу, Венеции, Сербии, албанских династов. Наконец, турки подчиняют себе к началу XVI в. все албанские края вместе с соседними областями на востоке и северо-западе. Политические обстоятельства обусловили весьма многое в судьбе культурной и этнической жизни Албании. Остановимся на  в н у т р е н н и х  с т о р о н а х  ж и з н и  страны. О культурном состоянии Албании в первые века нашей эры сказано было выше. В VII—IX в. в. здесь поселаются славяне. Наиболее густо были заселены ими местности на северо-западе в Скадрском районе, и в срединных и южных областях, в бассейнах Девола и Воюсы. Так надо полагать на основании изучения славянских топографических названий. Это изучение обнаруживает еще следующее: славяне занимали не горные местности, а  д о л и н ы. Это весьма важное указание. В областях Албании славяне встречали население романское. Рано, — ранее исторических упоминаний об албанцах в Албании и северной Македонии XI—XIII в. славяне встречались и вступали в общение с албанцами. Когда и при каких обстоятельствах появились албанцы в Албании — не ясно. Упоминания о них идут от ХI-го и от последующих веков. Правда, местность 'Albanv с городом 'AlbanopoliV упоминается в древ-

74 

ности (у Птолемея, Geogr. 3,13). Но затем в течение долгого времени никаких нет упоминаний об Албаноне, хотя и происходили большие события на территории Албании. Название же края Albanon(-um) или Arbanon(-um) держалось и до прихода славян сюда. Славяне передали эти название согласно своей фонетике Лабънъ или Рабънъ. Древний „Албанон" не может безусловно указывать о нахождении там предков албанцев : названия с Alb- (Albion, Alba), широко распространены по Европе и могли быть до-индоевропейского происхождения [54].
 

[Previous] [Next]
[Back to Index]


1. C. J i r e  e k, Die Romanen in den Staedten Dalmatiens. I (Denkschr. d. Ak. d. Wissensch. Phil.-Hist. Cl. Wien Bd. 48, стр. 13. L. N i e d e r l e, Slovanske Staroitnosti. II, 287—288.

2. M.  u f f l a y, Staedte und Burgen Albaniens hauptsaechlich waehrend des Mittelalters. (Denkschr. d. Ak. d. Wissensch. Phil.-Hist. Cl. Wien Bd. 63. стр. 13.  Е г о  ж е, Srbi i Arbanasi. Beogr. 1925. стр. 13—17. N. J o k l, Altmakedonisch-Griechisch-Albanesisch. (Indogerm. Forschungen. Bd. 44. 1927; — замечания на основании лексических греческих заимствований в албанском языке о греческом воздействии в древности, в средние века и в новое время).

3. G. W e i g a n d, Sind die Albaner Nachkommen der Illyrer oder der Thraker? (Balkan-Archiv, III, 231—233).

4. G. W e i g a n d  в Balkan-Archiv, III, 233—236.

5. И. Я с т р е б о в ъ, Стара Сербjя и Албанiя. (Споменик, XII, стр. 199). J. Ц в и j и ћ, Балканско полуострво. Стр. 254—255. Fr. N o p c s a, Albanien. Berl. u. Leipz. 1925. Стр. 140. См. снимок переправы по воде при помощи мешка, стр. 141.

6. См. его статью „Albaner" (Reallexikon der Vorgeschichte, herausgageb. von M. Ebert, 1, 92).

7. K. S t e i n m e t z, Von der Adria zum Schwarzen Drin. Sarajevo, 1908, стр. 72.

8. М а к у ш е в ъ, Историческiя разысканiя» о славянахъ въ Албанiи, стр. 152.

9. u f f l a y, Povijest sjevernich Arbanasa (Архив за арбанаску старину, jезик и етнологиjу, II, св. 2. 1925, стр. 232).

10. В. М а к у ш е в ъ, Итальянскiе архивы и хранящюся въ нихъ матерiалы для славянской исторiи. (Сборникъ Отд. рус. яз. и слов. Як. Наукъ, т. VIII, стр. 69—73).

11. Ц в и j и ћ, Основе за географиjу и геологиjу Македониjе и Ст. Србиjе, III, стр. 1107.

12. H. L o u i s, Albanien. Stuttgart. 1927. стр. 137.

13. E k r e m Bei V l o r a, Aus Berat und vom Tomor. Sarajevo. 1911, стр. 156.

14. E. Bei V l o r a, Там же, стр. 100—101.

15. Там же, 101.

16. H a h n, Reise II, стр. 48.

17. G. W e i g a n d, Die Aromunen, I, Leipz. 1895, стр. 107.

18. L o u i s, Albanien, 122.

19. Книжици за прочить, VIII—X. Солунъ. 1891. Стр. 186—187.

20. H a h n, Reise, II, стр. 30.

21. H a h n, там же, 11, 32.

22. Die landwirtschaft Albaniens (Illyris-albanische Forscungen. Zusammengestellt von L. v. Thalloczy, II, Muenchen u. Peipz. 1916).

23. Albanien (Там же).

24. Архив Мин. Иностр. Дел. V—А2. № 1114. Донесение консула в. Янине. 1872 г. Приложение к № 93.

25. C. P r a s c h n i k e r, Muzakhia and Malakastra. archaeologische Untersuchungen in Mittelalbanien. Wien. 1920, стр. 93.

26. P r a s c h n i k e r, там же, 97.

27. L o u i s, Albanien, 147.

28. C. P a t s c h, Das Sandschak Berat in Albanien )Schriften d. Balkankommission, Antiquar. Abteilung. III. Wien. 1904, стр. 197).

29. L o u i s, Albanien. 101.

30. L o u i s, там же, 91.

31. Х р. М и л е в ъ. Карта на Първото Българско Царство. Пловдивъ. 1909, стр. 20—21. В. Н. 3 л а т а р с к и, История на Българската Държава. I, часть 2. София. 1927, стр. 24—27.

32. Города Девол и Главиница (Главница) теперь не существуют. Большинство исследователей полагало, что Девол находился в бассейне верхнего Девола, не далеко от Корчи. См. библиографические указания у И. С н  г а р о в а: „Българскиятъ първоучитель св. Климентъ" (Годишникъ на Соф. Университетъ. VI. Богословски факултетъ. 1927, стр. 259—273). Проф. В. Н. З л а т а р с к и й  определяет место нахождения Девола иначе, — у северного изгиба Девола, где ныне село Гостима. (Д се намиралъ гр. Дволъ. Известия на Историч. Дружество. V. София. 1922, стр. 40—41; История на Бълг. Държава, I, 2, стр. 232). Главиница (Главница) находилась где-то не подалеку от Авлоны (Валоны). См. указания у И. С н  г а р о в а, Бълг. първоуч. св. Климентъ, 273—274. В. Н. З л а т а р с к и й  указывает, что она находилась у реки Яницы (Гяницы), недалеко от села Балши, где найден мраморный столб с греческой надписью о крещении князя Бориса (В. Н. 3 л а т а р с к и, Намрениять въ Албания надписъ съ името на българския князъ Бориса-Михаила. Slavia, II, 73—78). На район Яницы указывал еще раньше С т.  Н о в а к о в и ћ, исходя из названия этой реки в более ранее время — Гленица (еще в начале XIX в.), — из названия, созвучного с Главница (Първи основи словенске књижевности међу балканским словенима. Беогр. 1893, стр. 42). О Главнице см. еще ниже, в отделе IV о топографических названиях.

33. Греческое пространное житие св. Климента Словенскаго (Н. Л. Т у н и ц к i и, Матерiалы для исторiи жизни и деятельности учениковъ свв. Кирилла и Меqодiя. Сергiевъ Посадъ, 1918, стр. 118—119).

34. Н. Л. Т у н и ц к i и. Св. Климентъ, епископъ Словенскiй. Сергiевъ, Посадъ. 1913, стр. 185—191. И. С н  г а р о в ъ, Бълг. първоуч. св. Климентъ, стр. 279—291. В. Н. 3 л а т а р с к и. История на Бълг. Държава, 1, 2, стр. 234—235.

35. М а к у ш е в ъ, Историческiя разысканiя . . ., стр. 4. Н. П. Б л а г о е в ъ, Длянъ и неговото въстание въ Моравско и Македония противъ византийцит. (Макед. прегледъ, IV, кн. 2).

36. По истории Албании в средние века см. исследования: В. М а к у ш е в ъ, Историческiя разысканiя о славянахъ въ Албанiи въ среднiе вка. Варш. 1871. K. J i r e  e k: 1) Albanien in the Vergangenheit; 2) Skutari und sein gebiet im Mittelalter; 3) Die Lage und Vergangenheit der Stadt Durazzo in Albanien; 4) Valona im Mittelalter. Все эти весьма ценные работы К. Иречка находятся в I-м томе сборника L. v. T h a l l o c z y: Illyrisch-albanische Forschungen. Muenchen u. Leipzig. 1916. L. v. T h a l l o c z y  und  K. J i r e  e k, Zwei Urkunden aus Nordalbanien (Archiv f. sl. Phil., Bd. 21 и в I-м т. Illyr.-alb. Forschungen). M.  u f f l a y, Die Kirchenzustaenden im vortuerkischen Albanien. (Illyr.-alb. Forschungen, 1). Е г о  ж е, Staedte und Burgen Albaniens hauptsachlich waehrend des Mittlealters. (Denkschr. d. Ak. d. Wissensch. Phil.-hist. Kl. Bd. 63. Wien).  Е г о  ж е, PolitischeSchicksale des Themas Dyrrhachion. (Vjesnik hrvatskog zem. archiva. XVII. 1915).  Е г о  ж е. Povjest severnih arbanasa. (Архив за арбанаску старину, jезик и етнологиjу. II, 2. Беогр. 1925).  Е г о  ж е, Srbi i arbanasi. Beograd. 1925. Сборник документов, относящихся к Албании (до начала XV в.): Acta et diplomata res Albaniae mediae aetatis illustrantia. I, II. Вена. 1913, 1918.

37. Х р. М и л е в ъ, Карта на Търновското царство въ врме на Асновци. Пловдивъ, 1909. стр. 11 и карта.

38. Г. Д. И л ь и н с к i й, Грамоты болгарскихъ царей. М. 1911, стр. 13.

39. См. хронику, написанную в начале XVI в. одним из рода Музаки: Breve memoria de li discendenti de nostra casa Musachi (C h. H o p f, Chroniques greco-romanes. Berlin. 1873).

40. И. Я с т р е б о в ъ. Стара Сербiя и Албанiя, стр. 249. H a h n, Reise . . ., стр. 112.

41. H. R u v a r a c, Kleinigkeiten zur Geschichte der Balkanhalbinsel (Archiv f. sl. Phil, XVII, 568).

42. См. статьи M. L a m b e r t z'а: 1) Albanische Mundarten in Italien (Indogermanisches Jahrbuch, Bd. II. 1914, стр. 6 след.; 2) Italoalbanische Dialekt studien. (Zeitschr. f. vergl. Scprachforsch. Bd. 51—53, 1923—1925).

43. М а к у ш е в ъ, Итальянскiе архивы. (Сборн. Отд. р. яз. и слов. Ак. Н. т. VIII, стр. 73).

44. E. B. V l o r a, Aus Berat..., стр. 30.

45. В. К  н ч о в ъ, Македония, стр. 88—89.

46. Љ. С т о j а н о в и ћ, Стари српски записи и натписи. Књ. I, стр. 219, № 713.

47. Из собрания Эпирских песен Хассиоти (Афины, 1868), в переводе И. Крылова, драгомана русского консульства в Янине. (Приложение к донесению консула в Янине, 1870 г., № 119. Архив Мин. Ин. Дел, V-A2, № 1112).

48. J о в. Т о м и ћ, О арнаутима у Староj Србиjи и Санджаку. Беогр. 1913. стр. 14.

49. С т о j а н о в и ћ, Записи и натписи, V, стр. 223, № 8683.

50. К  н ч о в ъ, Македония, 89.

51. T h. I p p e n, Beitraege zur inneren Geschichte Albaniens im XIX. Jahrhundert (Illyr.-aln. Forschungen, I). S. G o p  e v i c, Oberalbanien und seine Liga. Leipzig, 1881. I. Х а  и  В а с и љ е в и ћ, Арбанаска Лига. Беогр. 1909. Албанский узел. Сборник статей. Перевод с немецкого. С предисловием Ф. Ротштейна. М. 1925. См. также документы, приложенные к этой главе.

52. Ему принадлежит книжка: V a s a  E f e n d i, Albanien und die albanesen. Berlin. 1879.

53. О нем см. в книге Н. М. Л у к и н а: Парижская коммуна. 2-е изд. М. 1924, стр. 393—404, 500.

54. Ср. замечание J o k l'а в I т. Reallexicon der Vorgeschichte M. Ebert'а, стр. 86. Объяснение „alba" (al-ba) в свете яфетической теории (Alba longa — „великий город") см. в статье Н. Я. Марра: „Ольвия и и Альба Лонга" (Изв. Акад. Наук СССР. 1925, № 16—17, стр. 666).