ДРЕВНЕБОЛГАРСКИЙ КАЛЕНДАРЬ – ЭТИМОЛОГИЯ НАЗВАНИЯ МЕСЯЦОВ И ГОДОВ

 

авторы: Живко Войников (Zhivko Voynikov), Иван Войников (Ivan Voynikov)

e-mail: wojnikov@mail.ru

 

(Болгария)

 

Расширенная версия статьи на болгарском:  Ж. Войников, Иван Войников,

ДРЕВНОБЪЛГАРСКИЯТ КАЛЕНДАР – МИТОВЕ И РЕАЛНОСТИ. ПРОИЗХОД И ЕТИМОЛОГИЯ НА НАЗВАНИЯТА.) 

 

 

ключовые слова: протоболгары, уйгуры, алтайские налоды, древнеболгарский календарь, “Именник болгарских князей”, 12-летний цикловый календарь, 12-ть животных, китайский календарь.

 

Введение

 

Научный мир познакомился с древним календарем дунайских болгар после открытия т. наз. “Именник Болгарских князей” (Список болгарских владетелей – каны) в 1861 г. русским ученным Александром Поповым при исследвании русских летописей, опубликованных ими в труде „Обзор хронографов русской редакции” (Москва, 1866 г.). Тогда были открыты три русских переписей документа: самый ранний — Уваровский, с конца ХV в., другие два – Погодиновский и Московский, с ХVІ в. Между тремя экземплярами есть некоторые различия в транскрипции имен правителей. Текст первой документ вставлен в книге "Эллиниский и римский летописец": второй – к первой части Четвертой книги Царств, и третий – к Хроники Георгия Амартола, не будучи отделены от них. Русский учeный, славист А. Ф. Гильфердинг, пытаясь прочитатьИменник, впервые решил прибегнуть к помощи венгерского языка. В 1868 г., два года после опубликования А. Н. Поповым текста "Именника", А. Ф. Гильфердинг писал о словах этого текста, смысл которых был непонятен: Они имеют явное сходство со словами языка мадьярского и сродных ему языков уральской ветви финского племени, вотяцкого и зырянского, и мы уверены, что знаток этих языков истолковал бы вполне удовлетворительно загадочные для нас болгарские названия.[1] Сам документ очень короткий и представляет короткий владетельский список (или сохраненной фрагмент списка ?), который сообщает имена владетелей, начиная с митичного предка Авитохола, до управляющего в VІІІ в. Умора, их год и месяць восцарения и сколько лет управлял каждый из них:

 

"Авитохолъ жытъ лѣтъ 300, родъ емоу Дуло, а лѣтъ ем(у) диломъ твиремъ.

Ирник житъ лѣтъ 100 и 8 лѣть, род ему Дуло, а лѣть ему диломъ твиремъ.

Гостунъ намѣстникъ сый 2 лѣт(а), родъ ему Ерми, а лѣтъ ему дохсъ твиремъ.

Куртъ 60 лѣть, дръжа, родъ ему Дуло, а лѣтъ ему шегоръ вѣчемъ.

Безмѣръ 3 лѣт(а), а родъ сему Дуло, а лѣтъ ему шегоръ вѣчемъ.

Сии 5 кънязь дръжаше княжение обону страну Дуная лѣтъ 500 и 15 остриженами главами.

И потомъ приде на страну Дуная Исперих князь, тожде я доселѣ.

Есперерихъ князь 60 и одино лѣто, родъ ему Дуло, а лѣтъ ему верени алемъ.

Тервель 20 и 1 лѣт(о), родъ ему Дуло, а лѣтъ ему текучитемь.

Твиремъ 20 и 8 Лѣтъ, родъ ему Дуло, а лѣтъ ему дваншехтемь.

Севар 15 лѣтъ, родъ ему Дуло, а лѣтъ ему тахалтомъ.

Кормисошь 17 лѣтъ, родъ ему Вокиль, а лѣтъ ему шегоръ твиримь.

Сии же князь измени родъ Дулов, рекше Вихтунь. Винехъ 7 лѣтъ, а родъ ему Укиль, а лѣтъ ему имяше горалемь.

Телецъ 3 лѣт (а), родъ ему Угаинъ, а лѣтъ ему соморъ алтемь. И сий иного рода (?).

Умор 40 дний, родъ ему Укиль, а ему диломъ тутомъ"

 

АВИТОХОЛ жил 300 лет. Род ему Дуло, а его год (начало управлении) дилом твирем (змея-девятый). ИРНИК (ЕРНИК) жил 150 лет. Род ему Дуло, а его год дилом твирем (змея-девятый). ГОСТУН 2 года. Род ему Ерми, а год ему докс твирем (свинья / кабан-девятый). КУРТ управлял 60 лет. Род ему Дуло, а год ему шегор вечем (вол-третий). БЕЗМЕР 3 лет, а род ему Дуло, а год ему шегор вечем (вол-третий). Эти пять князей управляли княжества за другой стороне Дуная 515 лет бритоголовых, и потом пришел на эту (южную) сторону Дуная Аспарух князь и до сих пор. АСПАРУХ (ИСПОР, ИСПЕРИХ) князь 61 лет (управлял). Род ему Дуло, а год ему верени алем (змей / дракон – первый). ТЕРВЕЛ 21 лет. Род ему Дуло, а его год теку читемтвирем. … (баран или козел - седьмой .... девятый) 28 лет. Род ему Дуло, а год ему дван шехтем (заяц-восмой). СЕВАР 15 лет. Род ему Дуло, а его год тох (тах) алтом (петух-шестой). КОРМИСОШ 17 лет. Род ему Вокил, а его год шегор твирем (вол-девятый). ВИНЕХ 7 лет. Род ему Укил. А его год (имен)шегор алем (конь/вол - первый) (тоже записаное именше Горалемь, переписчик смешал две календарные выражения, что указывает на механическое записывание и на непонимание смысла этих слов). ТЕЛЕЦ 3 лет. Род ему Угаин, а его год сомор алтем (соболь-шестой). УМОР (управлял) 40 дней. Род ему Укил, а год ему дилом тутом (змея-четвертый)”.

 

 Первый исследователь “Именникам…” и древнеболгарского календаря был И. Маркварт[2]. Он думал что неясные календарные выражения (дилом твирем, сигор елем и др.) аналогичны китайской хронологической системе владетельских девизах[3].

 

Дж. Берри[4] , a prori определил его как лунный, подобный арабскому, и считал что он состоял из шести групп по десять лет. Он думал что календарные выражения представляют числа очередного номера декады и номера самой декады. Берри считал что с помощью арабского лунного календаря можно приравнить “болгарские годы к григорианским.

 

Идею Берри воспринял и продолжил проф. В. Златарски (дуайен болгарской исторической науки). Он считал что болгары разделили летоисчисление на два больших периодах (эрах) до 700 лунного года (679 г.), т.е. до основавания Дунайской Болгарии, и после 700 л. год. Златарски предположил что начало новой болгарскойэрыбыло в 701 л. году, который наступил на 01.01.680 г. н. э. Потом дополнил в своих рассуждениях что т.наз. “Новая болгарская эра” была принята к началу управления кана Тервеля и к официальному признанию Болгарского государства Византией в 705 г. но за начальный год выбрали 700 л. год. (679 г. н. э.), т.е. на 25 лет раньше. Летоизчисления делали по “Константинопольской эресо сотворения мира, с началом в 5500 г. до н. э., с добавлением 680 лет. Из таки полученного постоянного числа 6180 делались вычисления древнеболгарских датировок владетелей сообразно лунныем годам. Конечно все это вполне фантастические объяснения.

 

Финский ученый Иосиф Миккола[5] причислял древнеболгарский календарь к группе тюркских календарей, которые производны китайскому лунно-солнечному календарю. Миккола составил приравнительные таблицы между китайским, древнетюркским, древнеболгарским и григорианским календарями.

 

Венгерский ученый Геза Фехер[6], дополнил теорию Миккола предположением, что древные болгары заняли цикловый календарь 12-ти животных из китайцев, задолго до тюрок и независимо от них, и поэтому существуют большие разницы в их названиях в тюркском и древнеболгарском календарях.

 

В 1988 г. болг. проф. Моско Москов[7] обобщил все это и сделал вывод что календарь был вполне тюркский по своему произхождению. Но думаю что это не совсем так! В этом отношении Г. Фехер вполне прав!

 

Пока-что известны только три документа, в которые употреблялись древнеболгарские календарные выражения. Первый и основный - это “Именник”. Второй источник – т.наз. “Чаталарская надпись[8] кана Омуртага. Он сообщает о построении моста и аула на р. Туча (совр. назв. Тича) и уточняет: „Время когда это было построено, было по болгарски сигор елем (год вола, месяц начальный), а по гречески - 15 индикта”.

 

Третий документ с календарным выражением это переписка черноризца” (монаха) и вышего аристократа Тудора Докса о смерти княза Бориса-Михаила: „В тот-же год (907) 2 мая вечером в суботу, умер божий раб, отец этого княза ... . Этот Борис крестил болгаров в год етх бехти (в начале года собаки)”.

 

Из все этих документов можно увидить все известные календарьные выражения: дилом твирем, дохс твирем, шегор вечем, верени алем, теку читем, дван шехтем, тох алтом, шегор твирем, имен алем, сомор алтом, дилом тутом, сигор елем и етх бехти.

 

 

Названия месяцев

 

1). алем – начальный. Слово алем встречается в последующих выраженияг: верени алем, имен алем, сигор елем. Форма елем известна с т.наз. “Чаталарской надписи кана Омуртага, и является только вариантом основное названия. В чув. ülem – вперед, val, valtanxiпервый, передовой, начальный. В др.тюрк. ilkiвпереди, восток, в бурят. elge(n)в направления солнца, тюрк. яз. alïm лоб, al – передовой, начальный. В ТМ-яз., эвенк. elekes, эвен. elъkъs, нег. elexes – начальный. (22, стр. 98), (31, стр. 449), (38) Др.болг. *алъ означало передовой, фронт, лоб, начало, а алем – первый, начальный и полученное как и другие числительные прибавлением суффикса –ем/ом. Этот суффикс известный как в иран. яз. (осетинский), так и в надписях в Волжской Болгарии.

 

2). вечем – третий, встречается в выражении шегор вечем. Родственное чув. vişşĕ три, vişşĕmĕš – третий. Слово известное из волжско-болг. похоронной надписи vеč – три. (17) В др. тюрк. яз. üç / uş /öç /üs – три. (38) Произхождение тюрк. *üč (*öč) – три, не очень ясно. Старостин связывает его с монг. γučin – тридцать, с эвенк. gutin, gučin – 30, и по самой вероятности пратюрк. γ означало три. (38) Монгольский ученый Л. Болд доказывает что γ являлось др.монг. формой числа три[9]. Др.болг. форма была веч/вечем – три, третий.

 

3). тутом – четвертый, встречается в выражения „дилом тутом”. В чув. tăvаttă - четыри, tăvаttămĕš – четвертый, в волжско-болг. похоронной надписи tuаt / tuаtm – четыре, четвертый, которое потверждает вполне и др.болг. календарьный термина. (17) Др.болг. ф-ма была тут/тутом – четыре, четвертый. Но нету никакого схожества с другими алтайскими яз.[10]. Следует отметить, что др. болг. и чув. формы показывают самое большое сходство с самодийскими яз., в селькуп. tetty, ненец. tъet, энец. teto, нганас. tete, камас. tee'de – четыри, которое говорит о другом изходном урало-алтайском корне, различающимся от тюрко-монгольской протоформы[11]! Для прасамодийского *tettə, В. Блажек предложил, что оно было занято из пратюркского, источником его является, видимо, тюркский (раннебулгарский) источник, отражающий промежуточную стадию развития тюрк. *dört > булг. *tüät > чув. tăvattă – четыре (Blažek 1999: 93).[12] Считаю что Блажек не прав. Тюрк. *dört, связан общим произхождением с монг. dörvön, ТМ *dügin (*deki – 40), протояп. *də- (совр.яп. yó), протоалт. *tōj-, а прачув. и др.болг. формы имеют другое произхождение – из самодийского.

 

4). алтом – шесть, встречается в выражения „тох алтом”, „сомор алтом”. Самое близкое чув. ultă, ulttă – шесть, ulttămĕš – шестой, др. болг. ф-ма была алт / алтом – шесть, шестой. В др. тюрк. altï, в ост. тюрк. яз. alti, altа, оlti – шесть. Форма вполне тюркская и отсуствует в других алтайских яз.[13]. Этимология связяна с тюркским *alрука[14], ладонь, пять пальцев, т.е. *al + tъ будеть означать следующий палец после пятого на одной руке, суфф. -tъ словообразовательный в тюркские яз. Такой счет употребляют монголы в Афганистане: “одна рука и один в верхе” – шесть[15]. (23, стр. 280)

 

5). читем – седьмой, слово употребленное в выражениитеку читем”. В надмогильной волжско-болг. надписи встречается как žеti – семь, в совр. чув. şiččĕ, sič(ĕ)семь, şiččĕmĕš – седьмой, которое объясняет и др. болг. календарьный термин, чит / читем – семь, седьмой. В др.тюрк. yeti, в больше тюрк. яз. jeti, jedi, но в тувин., тофлар. čedi, шор. četti, хак. četi, čittэ, долган. hette, балкар., казах., кирг. džeti, žeti – семь. Тюрк. формы начинающие с „ч” идентичные дролгарской! Произхождение слова не очень ясное [16]. (МФ-ЭСЧЯ-2, стр. 126) Тюрк. формы, в том числе и чувашская показывают ясную урало-алтайскую параллель с фин. seitsemän, карел. šeiččemen, вепс. seiččeme, эст. seitse, саам. čiezh, čiččâm, удм. sizъīm, коми sizim, мар. šīmīt, šīmīm, мордв. sisem, унг. hét, манси sat – семь[17]. Как увидим все они производные древнего урало-алтайского кореня *se/*šī, *set/*čet, *sič/*šič - семь, и чувашская форма вполне идентична фино-угорским! Очень интересный факт что в кит.  - 7, совр. ф-ма qī, др.кит. shit (tshit), в класс. кит. и раннесреднев. кит. shjət, shjit (sjэt) и древнекитайское произношение вполне совпадает с древнеболгарским. (39) Так что возможный източник др.болг.-чув. формы может быть и др.кит. яз. Блажек считает что подобные формы названия числа 7, встречаются в этрус. semph, баск. zazpi, хурр. šitta, картвел. *šwid, и в конце концов, вероятно являютсь древнейшими заимствованиями на палеолитном (бореальном) уровне, из прасемит. *sábatum – семерка. Здесь тоже и ПИЕ форма *septm.[18] В нашем случае, др.болг.-прачув. (савирская) форма является или заимстованием с др.кит., или имеет древнее уральское произхождение. Блажек считает что из др.кит. и тюрк. *ĵetti -7.

 

6). шехтемвосемь, в выражения “дван шехтем”. Встречается в волжско-болг. надмогильный надпис как sаgir, в совр. чув. săkkărвосемь, săkkărmĕš - восьмой. Суфф. –ăr считается как аналог др. тюрк. суфф. –iz. В др.тюрк. säkiz, в совр. тюрк. яз. sekiz, sigez – восемь, но в тув. ses, карагазс. sehesвосемь. Др. болг. ф-ма, шехт/шехтем, близкая с тувинская и карагазская. (23, стр. 6-7) Этимология слова неустановленная[19]. Скорее показывает интересная аналогия с самодийские языках: в селькуп. sittytetty, нен. šidendъet, энец. šzitъet, нган. sitidhete, камас. šëntee' восемь, что говорить о древный урало-алтайский корень! Буквальное значения самодийских форм „два по четыре”, в селькуп. sitty, нен. šidъa, энец. šizhe, нган. siti, камас. šide – два и в селькуп. tetty, нен. tъet, энец. teto, нганас. tete, камас. tee'de – четыри[20]. По самой вероятности др. болг. шехт производное шех-тут – два по четыре!? В таком случае следовать ожидать др. болг. šе / šеh– два, šеhem второй, аналогичное в сары-уйг. šigï – два. Надо отметить тоже ТМ ū, džū(r), džuwe – два, монг. džir- / džur- пара, двойной, древнемонг. žiči – два. (30, стр. 276-277) Интересный параллел самодийско-др.болг.-др.алт. форма число 2, открывается в афраз. *čin, аккад. šina, финик. šnm, еврейск. šənayim, хурр. šin, урарт. šišə, протонахс. *ši(n), совр. чечен.-ингуш. ši`. Это говорить о древнейшее заимствование, или проникновение в Центральной Азии, носителей хуррито-урартского языка (совм. миграция с пратохаров и прахурритов)[21].

 

7). твирем – девять, в выражения “дилом твирем”, “дохс твирем”, “шегор твирем”. Тоже в волжско-болг. надмогильный надпис tохr, tохуr, в совр. чув. r – девять, rmĕš – девятый. (17) В др.тюрк. toquz - девять[22]. М.Федотов связал с монг. toqurс вытянутыми пальцами (23, стр. 202-203). На самом деле это монгольское название для ладони с вытянутыми пальцами, педя, в монг. γe, tūhē, халха-монг., бурят., калмык., ордос. “большая пядь” мера около 22-23 см, - расстояния от 1 до 3 или 4 пальца руки при максимально раскинутыми пальцами. Этимология др. болг. календарьного термина выясняет вполне ТМ ф-мы, в нан. tawar, эвенк. toγor, эвен. toγъr, нег. toγoj, и яп. tuka – мера из четыре пальца, пядь. (38), (31, стр.190-191) Увидим что др. болг. форма идентичная с нанайской, а чувашская - с эвенкской и эвенской. Представление о числе девять, получается от пяти пальцев, одной “большой пяди” одной руки, и от первого до четвертого пальца другой руки, 5+4=9! Так или иначе др. болг. твир/твирем – девять, девятый, очень близко к ТМ яз., чем к тюркским формам!

 

8). бехти – вероятное значения начало. Встречается только в одном выражении етх бехти” из перeписки Тудора Докса (болг. аристократ и духовное лицо), кто сообщает, что болгары крестились в этом году (етх-бехти). Большинство исследователей считают что это ошибочная запись гиппотетического древне-болг. бех, отвечающее чув. pilěk – пять[23], потому-что другие тюрк. формы beš / bes очень похожи слову бех. Это вполне неверное твердение, потому-что в волжско-болг. надписи сохранилось biаlm, plim – пятый, и в соответствии с волжско-болг. примерам, нужно было бы ожидать не бехти, а закономерную форму “белем”, а это указывает и на другое значение болг. календарьного термина. По всей вероятности бехти связанно с чув. puş, poşголова, главный, начальный, передовой, в др.тюрк. baštïnqï начальный, baštïnγ – пeрвый, baš – голова[24]. (13, стр. 88) Тоже считаю что более вероятна связь с чув. pit - лицо, в ост. тюрк. яз. bet / bit, в ТМ, эвенк. bāde, эвен. bād – лицо, в тув. beti – лицевая сторона, др. япон. p(j)itap(j)i, совр. япон. hìtai - лоб. (22, стр. 452-453, 436-437) Следовательно, др. болг. бехти (beth / beht) означало лицо, начало года. Интересное слово в монг. bitüün – канун нового года, новолуние, bitüüleg – новогодное торжество. (27, стр.631)

 

 

Названия годов

 

Названия (циклических) годов в древнеболгарском календаре вполне аналогичны другим названиям в восточных 12-лет. цикловых календарях и связанны с названиями 12 животных. Из наличных источников известны 10 древнеболгарских названий, а для других двух можно только предполагать какими они были.

 

1). сомор – соболь, или суслик. Встречается в выражениисомор алтом”. Это слово ошибочно интерпретировалось в литературе как мышь, под влиянием тюрк. sičkan. Болг. ученый проф. М. Москов первый указал что более близко татаро-мишарское sömöran суслик. (19, стр. 86) В большинстве тюрк. яз. samur / samыr, чув. săvăr, хак. sarbax, шор. šarbaq, якут. sārbaсоболь, самур[25], горностай, или Mustella / Martes zibellina зоологической классификации). У некоторых тюрк. яз., уйг., туркм. jumran, башк., татар. jomran, чув. jămran (татарская заимка), балкар. uburan – суслик. (38) Произхождение др. болг. календарного термина выясняется монг. zuram, бурят. zumara, zumbara, ТМ, в солон. džumbra, zhumbra, маньчж. džumara, zhumara, džumarha, zhumarha суслик. (30, стр.275) Вероятная этимология связана с пр.алт. ф-мой *sēma, монг., халха-монг., калмык. *sem, бурят. hem, ордос. semēr, монгор. sэmugēr, ТМ, эвенк., нан. sumet, эвен. hum, нан., ульч., ороч. sumeči, удег. sumemesi, кор. súm, яп. *sámá, samé – скрываться, изчезнуть (в болг. шмугвам[26] се). Произхождение слова сомор / самур связано с животным, которое живет в норе скрываться в земле, соотв. суслик или соболь. (38), (31, стр. 126).

 

2). шегор – бык, вол. Встречается в выражении шегор вечем”, “шегор твирем”, “сигор елем”. Слово алтайского произхождения. В пр.тюрк. *sigo, в др. тюрк. яз. γïr / sigir, тур. sïr – бык. Существует и другое общоалтайское по произхождению название быка / вола *h`õk`iŕV˜e, в тюрк. яз., в др. тюрк. öküz, в др. тюрк. яз. ögüz, ögiz, ogus, пр.тюрк. ф-ма *öküŕ, занято в венг. ökör, в чув. văgăr, văkăr [27]. В монг. üker, xuker, xuger, в ТМ, hukur, uxur – бык, вол[28]. (38). Корень *sigo, только в тюрк. яз. имеет разширения с значением бык, вол, а в других алтайских яз., вкл. тоже и тюркских, так называются олени и козы: в др.тюрк. и большинстве тюрк. яз. γun, γun, тур. sïn, каракалп. suwïnолень, монг. segenek, sejinüg, калмык. sīnэk – козел, ТМ, эвен. segdžen, яп. šíkàолень, яп. suu`karu лань. Это означает что по всей вероятности тюрк. названия быка, возникли под индо-европейским (индо-иранским) воздействием [29]. В санскрите šakkarħ, šakvarħ, перс. sowr, saur, пушт. saur, хинди sāŗ, saur, кашмир. hakhoru, hakhürü, непал. chāŗā, в дард. яз. śakrá, śakkara, śakvara, hakhur, hakhoru – бык. (37) Так или иначе, шегор с алтайском, пратюркском произхожднием и видна идентичность с тюркскими формами!

 

3). дван – заяц. Встречается в выражении дван шехтем”. Произхождение названия не очень ясно, но с большой вероятностью можно считать его индо-иранским. В литературе объясняют с тюрк. названием зайца, в др.тюрк. tabïšγan, в др. тюрк.ез. towšan, dowšan, tawšan, уйг., узб. tošqan, якут. tabïsxan, салар.[30] tōšen – заяц. Монг. названия более далеки: taulai, tulai, тоже в эвенк. (из монг.) tōlai – заяц. Названия зайца производны глаголу бежать, пр.тюрк. (несохраненное) *tabïl, чагат. tauš, tawuš, туркм. tovus, монг. tawlai, халха-монг. togši, ордос. dogъši, ТМ, эвенк. tēwul, эвен. tewut, удег. taumäna – бег, тоже в эвенк. tuksa, негид. toksa, орок. tụqsa, удег. tukeä, солон. tụkčān – бежать, в эвенк. tuksakī, негид. toksakị̄, ульч., нан. toqsa, орок. tụqsa, ороч. tuksan, удег. tuksa, солон. tụtčaxi, tụrčaxi – заяц, среднев. кор. thóskí, совр.кор. thokki, tokki – заец, др. япон. tapasir – бег, тоже в яп. usakji, ùsagi – заяц < праяп. ф-ма *tusaki. (31, стр.172, 226, 208), (38) Предполагается что одно из китайских названиий зайца , в др.кит. thās, thāsl(h), в класс. др.кит., эп. Хан thāh, совр. tù – заяц, является алтайским заимствованием. (38), (39) Др.болг. ф-ма не имеет аналога в чувашком и трудно можно сравнить ее с тюркскими, если не обвинить автора Именника” что изпортил слово в процессе переписывания и не написал “тавшан / давшан”, а спутал “дван. Но на самом деле, открываются интересные аналогии, в санскрит. dhani, dhanv, dhаvana, dhava, пали dava, бенгал. dhābana, непал. dhāwā, dhāwanti, dhāunu, кашмир. dav, dawān, dawöni, маратхи tavana, пушт. tabah, авест. dav, перс. davan, davandeh, тадж. davidan, ягн. daw, вах. dәhы – бег, в осет. dawn / dawun, dawd выбросить икру у рыб, и В. Абаев объясняет с индо-иран. *dhav – быстрое движения, бег. (37), (4, стр. 349), (16, стр. 153) Надо отметить, что болг. исследователь, в болг. литературе П. Добрев[31] первый указал на памирские” дванд, дванчи, дъвак – заяц, язгулем. δwag – быстрое, маленкое животное, заяц, davan - быстроногий. (26, стр. 86) Производное индо-иранского дван бежать. (25, стр. 93)

 

4). верени – змей, дракон. Встречается в выражении верени алем”. М. Москов считал что у верени индо-иранское произхождение. В пали (др.инд.) wayrani – чудовище, монстр, vāŕa – змей, в сингальском (произв. пракрита), на о. Шри-ланка, baranaзмей, дракон. Но др. болг. верени показывает другое произхождение, аналогное идентичному ТМ, ульч. weren, удег. большая змея, в др. ТМ-говорах ūre – червь, в япон. woroti, wòròdì, óròchì большая змея. (30, стр.132), (38) Аналогичное у чуваш мифическое věre-şělen, что переводят как „огненный дракон” (из şěl – пламень, ТМ эвенк. sulūn, в болг. диал. шал - пламень), но считают что произхождение иное, из чув. корня *ver- долгий, большой, и чув. şělen – змея (аналог в ТМ *sulama / *salama змея), тоже в чув. văram, прачув. urun / wurun, в тюрк. яз. uzunдолгий, монг. өrgөn, ТМ эвенк. urgun, маньчж. urgen – широкий, в ТМ тоже urge – большой, тежелой. (30, стр. 428), (31, стр. 283-284), (22, стр. 110). Так что věre-şělen означает букв. “большая, долгая змия”. В румын. vărlan, vîrlan – угорь, по самой вероятности, является др. болг. заимствованием. (2, стр. 53) Может быть таким заимствованием является и албанское beirojnëзмея [32]. В тюрк. яз., аналог болг. верени в якут. uran – змея, тур. evren, (тоже и личное имя Еврен), кыпчак. ewren – змей, дракон. (38) Согл. Старостину ностратическое *wVrmV в индо-европ., фино-угор. и алтайские яз. дало расширения с значениями червь / змея.

 

5). дилом – змея. Из выражений дилом твирем”, дилом тутом”. Аналогично тюрк. названиям jīlan / jylan / žīlan, тур. ylan, тув. čylan, якут. syyl, чув. şĕlen – змея, ойрат. d́īl – ползать, тоже в хак. čīl - ползать, čīlan – змея, кирг. dzīl ползать, dzīlan – змея, южно-алтайское dьыl – ползать, dьыlan – змея, татар. jīl ползать, jīlan – змея. В чув. sulla качать, тянуть, размахивать (аналог тюрк. зн. ползать). (23, стр. 59-60) В ТМ, негид. sulama, эвенк. salama – змея. (31, стр.57), (38), (7, стр. 210) Вполне ясно видна семантическая пара “ползать-змея”. Др.бълг. *дилъ, должно было означать ползать, а его производное дилом – змея. Старостин исследвал этот ностратический корень, у которого и другие расширения – гладкий / голый, в монг. *dzil- гладкий, равный, в ТМ *dzul`v- гладкий, голый, sullu, sulli – раздеваться, остать голым, (ежегодная смена роговой оболочки змеи или роговой оболочки копыт оленя), эвенк. sullu, негид. solol, нан. sulde – вырвать (болг. диал. изсуля – раздеть, вырвать, снимать), якут. sul – голый, suluj – раздеть, сдирать, снимать, чув. šallan, šallat дубить, обработовать кожу, šal – гладкая, обработанная кожа. (31, стр. 125), (38), (23, стр. 431)

 

6). имен – конь. Встречается в выражении имен алем” и др. болг. титуле имник – конюх [33]. Слово древного урало-алтайского произхождения. В венг. mén, мар. imnе, прасамодийский ńunda – конь. (41) В ТМ эвенк. ujam, эвен. ujama, unamkan – дикий баран, негид. ojamka – антилопа, нан. imanкозел. (31, стр. 251), (24, стр. 193) В кор. yeomso – козел, в яп. uma (mume) / рюкю nman < др.яп. *uman – конь, в монг. еmnеg – дикий конь. У слова очень древний, палеоазиатский параллель – эскимоский инупикский ïmnaiq, imneq – дикий козел. Урало-алтайский корень произходит из палеоазиатского местного названия дикого копытного животного, которое перенеслось на лошади в древней праурало-праалтайской общности. Очень интересный аналог открываем и в русском имнюшка кляча, которое Фасмер обыясняет как заимствование из мар. imni, imnэ – конь, лошадь. Вихман, Рамстедт считают что марийское слово алтайского произхождения, из монг. еmnеg, калмык. emnэg – дикий конь, алтайский тюрк. ämdik - дикий (из *emlig). (20, стр. 129) Но в конкретном случае, виден древнейший ностратический палеоазиатский-урало-алтайский корень *ēmən`~γ – дикое копытное животное, дикий конь.

 

7). теку баран или козел. Встречается в выражении теку читем”. Слово алтайского произхождения. В др.тюрк. и большинстве тюрк. яз. teke / tekä[34], чув. taka баран, козел, в монг. tex, бурят. texe, калмык. tekэ козел для размножения, в ТМ, солон., маньчж. tэxэ – дикий козел. В мар. taga, удм. taka – баран < из чув. (23, стр. 163-164), (31, стр. 230) Это слово имеет древнейшее произхождение из сино-кавказских яз. и появилось с одомашниванием овец и коз, а потом ее заняли праалтайцы. В адыг. tača-χʷ, кабард. daa-χʷ аваро-анд. ţuka, цезкий ţeka - дикая коза, занято в груз. txa, сван. daq, лазский (m)txa – дикая коза, в бурушаский *thugár – козел, кит.  , др.кит. təj, дравид. *tagar – козел. В алтайские яз., слово попала с прабуришей, или дравидов (Бомхард 1996). (Старостин)

 

8). тох (или тах) – петух, курица. Встречается в выражении тох алтом”. Слово алтайского произхождения. В пр.алт. *t`iàkà – птица, гусь, курица, др.тюрк. *tiakĩgu, уйг. toxa, toxu, хак. taγax, салар. tox, кирг. tōk, тур. tavuk, в кыпчак. тюрк. яз. tawïq / tawuq, тув. da'γā, – курица, в венг. tyúk – курица < из тюрк. яз. (Гомбоц). В монг. takija, бурят., халха-монг. taxā, калмык. takā(n), ордос. daχā – курица, чжурчжен. tixo – курица (в др. ТМ яз. и чув. ciko – петух, курица), эвен. tăqčaqa - куропатка, кор. talg – курица, яп. takabe гусенок. Урало-алтайская параллель с фино-угор. *tokta полярный нырец (“арктический голубь” - Columbus arcticus). (в ст. болг. тахталъ – голубь). (38)

 

9). етх собака, в выражении етх бехти”. Слово урало-алтайского произхождения, встречается в основном в тюрк. яз. В чув. jыtă, jыt, туркм., тур., азерб., карач.-балк., каз., узб., кирг. it, ног. ijt, тат., башк. et, тув., якут. yt, хак. adaj, салар. išt, сары-уйг. ïšt - собака[35]. Вероятная первооснова угорское, хантское uxыtволк, которое произходит из енисейского кет. qыt, юг. xыt, арын. kut, пумпокол. xótu – волк, и возможный посредник между енисейскими и алтайскими формами. (38), (40) Бореальная параллель с берберскими диалектами: idi, ēdi, iži, igyədan, igdi, agdi, aydi, yudi – собака, прасемитский *gadlāhª, *gad волк, араб. adlā – гиена, зап. чадский gádá – гиена, центр. чадский xəd, γədà, gdè – собака, вост. чадский gedallo – гиена. (Старостин). (38)

 

10). дохс кабан, в выражении дохс твирем”. Подобное слово имеется и в осет. дигор. tuškа кабан. Для объяснения произхождения дигор. слова, В. Абаев, указает на англ. и др. фриз. tusk, др. сканд. toskr, ирл. tosg – бивень, клык. (6, стр. 26) Но это объяснение очень сомнительно. Интересный параллель в ТМ, удег. džahiкабан с выпуклой спиной, что тоже может быть является первоисточником для tuškа / докс! (30, стр. 242) Вопрос очень сложный, потому что есть и точные аналоги в кит. яз.: 1).  - кабан, в др. кит. d(h)rać, класс. период (Цинь, Хань) d(h)aś, совр.ф-ма zhì. 2).  - кнороз, мужская домашная свиня, др. кит. throk, класс. период (Цинь, Хань), ср. кит. thok, совр. форма chu. 3).  - свинья, кабан (как вид животного), др. кит. и класс. период (Цинь) tra, эп. Хань ţa, совр.ф-ма zhu, тоже календарьный термин для года кабана. (39) В монг. toroj / torui – поросенок, эвенк., негид. torokī – кабан, и видно ясное сходство с др.кит. throk. Возможно ТМ, дигорская и древнеболг. формы, тоже древнего китайского произхождения!

 

Как видно из 12-ти названий годов, неизвестны только две, – названия обезьяны [36] и тигра [37], как следует ожидать из китайского календаря, а из числительных – второй (предположительная формата шех / шехем – два / второй), пятый, десятый, одинадцатый и двенадцатый месяц. По своей этимология (с изкл. дван) все знакомые названия имеют алтайское или урало-алтайское произхождение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Судя по тому, что названия числительных и животных в древноболгарском календаре имеют алтайское происхождение, можно думать, что этот календарь не является чем-то уникальным, а аналогичной версией других подобных календарей известных алтайских народов и в конечном счете, все они произходят из китайского календаря. Для чувашей и в Волжской Болгарии, он был неизвестен и нету никаких намеков на его использование.

 

Когда появился этот 12-летный цикловой календарь где каждый год носит имя животного, неизвестно, но не все алтайские народы пользовались ими изначале. Например, монголы не знали его в древности, и потом заняли из уйгуров в ХІІІ в. во время Чингис-хана. В легендах хакасов говорится, что они сами создали его, более точне сказать, их предки, во времена Киргизкого каганата. “Тан-шу” сообщает о наличии этого календаря у киргизов еще в VІІІ в. Теленгиты, тюркский народ обитающий на Алтае, тоже не знали и не употребляли цикловый календарь. Только после расспространения ламаизма (тибетская религия) начали употреблять его, с названиями, производными монгольскими. (14)

 

В анонимном грузинском сочинении, известном как “Хронографе ХІV века”, для роли уйгуров сообщается: „Они же создали в виде короникона [цикл] двенадцать лет по названию двенадцати бессловесных животных и каждого бессловесного животного поставили во главе каждого года, как некогда в древности мудрые эллины [создали] двенадцать зодиаков, что суть звезды и созвездия солнца и луны. Каждому из этих созвездий отвели они по тридцать солнечных дней (и суть они животные, но [знаки] зодиака), также во главе каждого года отвели место одному животному и по истечении двенадцати [лет] животных начинали заново... достигнув двенадцатого года, вновь начинают счисление лет, которые называют так: Колгун-джил, Укур-джил, Парсин-джил, Тавлаин-джил, Луил-джил, Могил-джил, Морин-джил, Кокин-джил, Мечин-джил, Таган-джил, Нохинд-жил, Какаин-джил. Таковы названия двенадцати животных, каждому из которых отвели главенство каждым годом и первым из них сделали Колгуна, которое есть Мышь, затем идут Корова, Леопард, Заяц, Дракон, Змея, Лошадь, Овца, Обезьяна, Курица, Собака и Свинья. Это имели они для счисления лет, как мы, грузины, короникон.”. (34), (12) В тюрк. яз. jil / žil / džil – год, в др.уйг. keskü (хак. kuske), уйг. яз.: čačkan, сары-уйг. šigan, монг. xulgana – мышь, др.уйг. oth, уйг. ui, сары-уйг. , монг. uxor – корова, бык, др.уйг. pars, уйг. bars, сары-уйг. barïs, монг. bars – барс, тигр, др.уйг. thučkan, уйг. goškan, сары-уйг. toskan, монг. tuulaj – заяц, др.уйг. luì, уйг. belik (рыба), сары-уйг. ulu, монг. ulu – дракон, др.уйг. jilan, уиг. žilan, сары-уйг. jilan, монг. mogaj, др.уйг. jonth, уйг. at, сары-уйг. jot, монг. morin, др.уйг., сары-уйг. koj, уйг. kojïn, монг. xonin – овца, др.уйг., сары-уйг., уйг. pičin, монг. mečin – обезьяна, др.уйг. takuk, уйг. toxa, сары-уйг. taka, монг. taxla – курица (петух), др.уйг., уйг. it, сары-уйг. ïšt, монг. noxaj - собака, др.уйг. thungus, уйг. tonguz, сары-уйг. tonγus, монг. gaxaj – свинья (кабан). Видно что в грузинском “Хронографе” названия животных совпадают с монгольскими, а не с уйгурскими формами.

 

Впервые название животное из тюркского циклового календаря упомянуто в т.наз. Бугутской надписи (Бугутская стела), как год зайца – 571 г.: (28) Бугутская стела посвященная первому кагану Западно-тюркского каганата Татпар-кагану (Табо , совр. ф-ма tuó, эп. Вей thāpwât, знаки передают санскр. слово pātra, что объясняет и транскрпиции имени Татпар, Тапатар, см. др.тюрк tapar – собств. имя или титул ?, tapï – довольный, удволетворенный. (13, стр.534). Надпись на согдийскому яз., перевод Ютакой Есида: “Тогда богоравный Маган Татпар-каган также ... внял советам и вступил на престол в год Зайца” (571 г.). (11) При исследовании хронологии Орхонских памятников Хирт приводит мимоходом важное документальное свидетельство наличия цикла у древних тюрок в VI в. н. э. В качестве доказательства Хирт приводит письмо, посланное каганом китайскому императору: В год Tsch'on (дракона), 9-й месяц, в 10-й день (584 г.)...”. В случае Tsch'on транскрипция Хирта, кит. слово чэнь (chén)  5-й знак из 12 земных ветвей, соответствующий дракону. (13, стр. 59, тоже см. сн. 95 ниже линии)

 

Гипотеза некоторых исследователей (Питр Буудберг, А. Габен), что календарь был первоначально придуман Сюнну и впоследствии занят китайцами (Империя Хань), не находит потверждения в китайских источниках. Китайцы были хорошо знакомы с сюнну, так что не пропустили бы упомянуть такой факт. Кромо того, южные сюнну и их прямые наследники тюрки Ашина, как и близкие им родственники жужаны, не имели календаря, ни писмености, а считали дня нарезами на дереве или овчим пометом.

 

Тоже интересный факт отметил Ю. Гаглойти, в своем фундаментальном своде „Аланика” (Сведения об аланах в источниках), где цитировал одно письмо от аланских князей до папы Бенедикта ХIII (1334-1342 г.), в котороом они умоляет его помочь им против мусульман. Согл. юлианскому календарю, оно датированно 14 юля 1336 г., и вместе с этом упоминается „год мыши, шестоий месяц, третий день новолуния”. (35) Видно что дата указана согласно фазе луны и это указывает на астрономическую основу календаря[38].

 

Откуда аланы познакомились и употребляли этот календар? Это произошло в эпоху монгольских нашествий и Золотой Орды, потому-что куманы (половцы), с которыми аланы были в продолжительном контакте не знали двенадцатилетний животный цикл до ХІІІХІV вв. и тоже познакомились с ними от монголов. (10, стр. 159) Вполне невероятно что у аланов календарь являлся древнеболгарским наследством, потому-что нет других подсказок об его более раннем употреблении. Даже чуваши, прямые наследники волжских булгар, не сохранили память об употреблении циклового календаря. По данным А. Н. Самойловича, из тюркоязычных народов не знали о этого цикла хазары, половцы (куманы, кыпчаки), не знают его якуты, карагасы, сагайцы и другие енисейские тюркоязычные народности, а также чуваши и литовские татары. Не знали эго и казанские татары и к них он пришел поздно, через Иран. (13, стр. 34-35) У аваров тоже нету сведения об употребление этого календаря. Но эго употребляли на Кавказе кабардинцы, черкасцы, абазинцы. Они возприняли его от ногайцев. Имена годов двойные: первую часть составляет ногайское слово в соответственной передаче, вторую - его перевод. Годы барса, дракона и обезьяны имеют только ногайское название, так как их смысл или неясен или переиначен. Слово барс осмыслено как жук-плавунец”, “улю (дракон) у абазин не имеет перевода, черкесы (кабардинцы) перевели его словом бэдж (паук). Машин-майшын (обезьяна) толкуется как божья коровка”, и черкесы (кабардинцы) начинают цикл с года улу-бэдж' (паук-дракона). (13, стр. 37)

 

Согл. историческим сведениям, животный цикл употребляли алтайские народы (тюрки, монголы, маньчжуры, тунгусы, корейцы и японцы), тоже и китайцы, тибетцы, виетнамцы, камбоджанцы. Из восточных иранцев: хорезмийцы, согдийцы, он был воспринят во времена Тюркского кагатана, а персы восприняли его во времена монгольского нашествия и управления чингисидов. У тюркских народов, животных цикл имеет глубокие корни в фольклорной традиции. Каждой год связан с разными представлениями. Например год мыши” благоприятен, тогда бывают много дождей и богатый урожай, год быка (корову)” плохой, зима будет холодной, и болезни по скоту будут. Такой же и “год тигра (барса)”, зима холодная, больные и слабые люди находятся в опасности болезни и смерти, но рожденные в этот год дети будут красивыми. Вгод зайца” будет богатый урожай, но этот год неспокойный, люди склонны ссориться и тогда начинаются войны. Рожденные в год дракона становятся очень известными и преуспевают, и год дождливый. Рожденные в год змеистановятся очень мудрыми. Вгод обезьяны” есть много засух, а рожденные тогда становятся искуссными и ловкими обманщиками. В “год коня” есть угроза войны, но рожденные тогда будут веселыми, проницательными, талантливыми и свободолюбивыми. Год овцы” холодный, а рожденные тогда становятся глубоко религиозными. Рожденные в года петуха становятся егоистами, себичные и очень смелыми. Рожденные в год собаки” люди честные и справедливые. Вгод свиньи” погода плохая, урожай слабый, но рожденные тогда становятся очень храбрыми.

 

Тюрки связывают характер человека с годом когда ом родился и это отражает влияние китайских астрологических традиций. Тюркский календарь лунно-солнечный, к лунные месяцы добавляются дополнителные дни для выравнению с солнечным годом. Каждый лунный год различается от солнечного на 11 дней, поэтому на каждые три года добавляется дополнительный, 13 месяц. Каждый месяц отмечается от новолуния до новолуния. Начало нового года по традиции в день весеннего равноденствия, которого тюрки называют “науруз”, а слово занято из иранских яз. Другое его названия “ел-сыртъ”, хребет года. Тюрки тоже отмечают день зимнего солнцестояния под названием нардуган[39]” или “Малый Новый год”. В этот день чтять память предков, а в селении усториваются трапезы, игры и танцы. День летнего солнцестояния считаются “днем Тенгри” или верховного бога (сн. авт.: у иранцев это “день Митры”). После жертвоприношения устроивались трапезы, борбы, стрельба с луком, конные скачки. (33) Эти ритуалы очень похожи на календарьные ритуалы восточных иранцев (начало Нового года – весенное равноденстве,я отмечали как праздник конного бога Сйявуша).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мало известное, что произхождение 12-летнего циклового календаря не китайское, а возпринято у китайцев не позднее ІІ в. до н.э., как предположил В. Цыбулский[40], от народов Центральной Азии. Чжао И (Zhào Y)  , известный китайский ученый с ХVІІ в., установил что двенадцать животных очень рано появились у кочевых народностей на севере Китая. В Гайюй цункао  (Собрании рассуждений о вещах второстепенных) 1790 г. он писал: Его (этого цикла) истоки в обычаях северян. В эпоху Хань [шаньюй] Хуханьсе  (эп. Хань Wāgānlhia)[41] (в 33 г. до н.э.) постучался в заставу, чтобы поселиться в Уюань (wŭyuán)  (эп. Хань nγnγon). [Они] смешались с народом [там]. [Поэтому этот цикл] распространился и был воспринят в Срединном государстве. Уюань и теперь уезд городского округа Баян-Нур, Внутренней Монголии, в Китае. И в другом месте: Вероятно, необразованные северяне сначала не знали двенадцати созвездий (чэнь ) цзы, инь, чоу, но отмечали годы и сезоны в таких терминах, как мышь, бык, тигр, заяц, которые постепенно распространились в Китае и, став привычными, не вышли из употребления”. (11)

 

Во время империя Хань в этих граничных районов жили Ухуани  (-huán) (протомонголы), так что вполне возможно 12-летный животный цикл связан с этим народом. Ухуани и сяньби (племена общности дунху (Dōnghú)  прамонголов[42] и пратунгусов, тогда была одна общность), в эпоху Хань ІІ в. до н.е. – ІІ в. расселились в граничные северные районы Китая (Внутренная Монголия, Маньчжурия) как федераты. Так что вполне возможно у животного цикла корни были “древнеалтайские, протомонгольские!

 

Сегодня считается что проникновения этого календаря в Китае стало несколько веков раньше, еще в “Эпоху Воюющих царств (480222 г. до н.э.). Самые ранние свидетельства об употреблении 12-летнего животного циклического календаря, сообщаются в четирех рукописях с ІІІ–ІІ в. до н.э., открытых в Фанматане (Ганьсу) и Шуйхуди (Хэбэй), составленных в первые годы империи Цинь. Другие рукописы, открытые в Чжаньцзяньшань и Куньцзяпо (Хэбэй) связаны тоже с календарем и датируются эпохой Западная Хань.[43] С времени эпохи Хань и бронзовое зеркало, выработанное мастером Ван, на котором отмеченные 12 иероглифов в круге, отражающие 12 земных ветвей. Так, шестой циклический знак сы показан в виде змеи, а третий знак чоу, соответствующий быку, очень похоже изображает это животное. В целом, однако, это символы двенадцати земных ветвей, идущие по часовой стрелке. Данную центральную часть композиции охватывает пространство, заполненное изображениями в основном символических животных – двух, вероятно, фениксов, обвитой змеёй черепахи, двух цилиней (однорогов), замещающих здесь и, похоже на более поздних зеркалах драконов, далее тигра и фигуры человека верхом на лани. То, что 12-летний животный цикл был известен в начале I века н.э., доказывается рассуждением философа эпохи Хань Ван Чуна (27–97 гг. н. э.)[44]