П. Березин
ОБИТАТЕЛИ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ С ПЕРВОБЫТНЫХ ПЛЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ
 
 
РУКОПИСИ НЕ ГОРЯТ

Эту рукопись я получил от шахунского художника Олега Сергеевича Козырева. Под последним листом стояла дата окончания труда — 1965 год и подпись автора — П. С. Березин. Титульного листа не было.

А Олегу Сергеевичу рукопись принесли его ученики: они нашли папку на свалке возле горевшего вороха бумаг.

Судьба пощадила рукопись чудом. Автор подготовил экземпляр для Шахунского краеведческого музея. Там рукопись и хранилась. Но в конце 80-х все бумаги музея погибают во время аварии канализации. Однако книга Березина спаслась. На музей незадолго до несчастья совершили настоящий набег райкомовские идеологи и изъяли часть, как им показалось, наиболее вредных материалов. Рукопись Березина не понравилась им своим «националистическим духом». Автор слишком много писал о марийцах Заветлужья! А заслужили ли они этого? У них же, как было известно

48  

райкомовцам, отсутствовали и культура, и государство. Абсурдная получается картинка — просвещенные и ведущие политическое просвещение масс идеологи — так получалось — вели свой род от диких черемисских племен?

Рукопись была испещрена пометками красного начальственного карандаша. «Это не главное!» — было начертано на полях возле того места, где речь шла о хозяйстве далеких предков. И участь рукописи была предрешена — она должна была попасть на костер современных инквизиторов. Но не зря булгаковский герой восклицал: «Рукописи не горят!» И возвращается из небытия к нам Павел Севастьянович Березин, добрый и умный собеседник, которому есть что рассказать.

Всю жизнь Березин интересовался историей своего края — Среднего Поволжья. Родился он в 1890 году, в крестьянской семье, в себе Березята, неподалеку от Шахуньи. Гимназия, потом — окопы Первой мировой, с которой он пришел в золотых офицерских погонах. А после октября 1917 года именно они, чыс погоны, закрыли перед ним двери высших учебных заведений. Можно было не рассчитывать на труд учителя. И вообще, лучше было помалкивать о прошлом. Не находя применения своим талантам, Березин покидает родную деревню.

Судьба забросила в тайгу, на строительстве лесохимического завода в Вахтане. Тридцать лет работал на этом заводе бухгалтером. Был отменного здоровья, дожил до 92-х лет, выйдя на пенсию — разводил пчел. Соседи, заходя к этому человеку с седой бородкой старого интеллигента с доброй улыбкой, часто наставали его за письменным столом. Он что-то писал...

Издать книгу ему так и не удалось: официальная краеведческая наука не признавала его трудов: ну что может сказатъ какой-то там бухгалтер. Между тем Павел Севастьянович обладал поистине энциклопедическими знаниями. Историю своего края изучал не только и архивах и библиотеках, но и расспрашивал старожилов, изучал личные архивы и генеалогические древа сельчан. Да-да, бытовали и такие в таежных глубинках Марийской земли. Олег Сергеевич Козырев показал мне книгу (рукописную), на первой странице которой четким почерком выведено: «Гражданин! Сбереги эту рукопись!» Открывать сия книга, озаглавленная «Заметки крестьянина», генеалогическим древом — девять поколений! — и идет неторопливый рассказ о деревне, о предках, о соседях.

Автор книги Сергей Григорьевич Коломаров жил в Большом Матвееве возле Хмелевиц, был грамотен, записывал для потомков, как вел хозяйство, как жили соседи, оставил для памяти самые важные даты, несколько строк посвятил своему любимому коню Карько. «...Было лето страшно, грозный зной в 1859 году послал Господь нам в наказанье, что мы у соседней деревни покосы опередили».

Летописи вели Василий Павлович Логинов из Дыхалихи, Петр Архипович Горохов из Хмелевиц... Книги хранятся в семьях и передаются из поколения в поколение как святыня. У Козырева — лишь копии, сделанные им самим. Вот нам и разговоры о стоеросовой, темной и пьяной русской деревне!


П. С. Березин

Опираясь на крестьянские летописи, на данные археологов и историков, Павел Севастьянович и создал свои замечательные книги. Не добившись публикации, он не отчаивался: перепечатывал сам на старенькой пишущей машинке и сдавал рукописи в музеи, в библиотеки. Фрагменты из его труда публиковались в районной газете. И тысячи людей хранили вырезки из газет в шкатулках, за иконами. Я видел, как их доставали оттуда, когда в разговоре о старине требовался самый весомый аргумент — вот что писал Березин! Труд Павла Севастьяновича стал в Заветлужье настоящей народной книгой, известной каждому мало-мальски просвещенному человеку. Книгой, помогающей разобраться, кто ты есть на свете, откуда ты. В 1994 году студенты и преподаватели Нижегородского университета издали книгу П. Березина в фольклорно-краеведческом сборнике «Заветлужье». Книга печаталась на средства студентов и преподавателей, и потому ее тираж составил всего 500 экземпляров.

Н.В. МОРОХИН, кандидат филологических наук г. Нижний Новгород


[Back]