Восточный Туркестан и Средняя Азия в системе культур Древнего и Средневекового Востока

Б. Литвинский, ред.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

В советской науке продолжаются исследования истории; культуры, искусства Центральной Азии. Велик хронологический диапазон этих исследований, разнообразна их тематика. По-прежнему значительное внимание уделяется таким важнейшим центральноазиатским регионам, как Восточный Туркестан и Средняя Азия, древние исторические судьбы которых были тесно связаны общими истоками и составными элементами этногенеза, вхождением в состав одних и тех же государственных образований, тесными экономическими, культурными и этническими взаимоотношениями. Нами было обосновано положение о существовании в древности и средневековье среднеазиатско-восточнотуркестанского этнокультурного континуума со значительной спецификой каждого из входящих в него регионов. Южная Сибирь, примыкающая к Средней Азии и Восточному Туркестану, оказывала в определенные периоды решающее влияние на их развитие. Именно поэтому наш сборник объединяет исследования как по Восточному Туркестану и Средней Азии, так и по Южной Сибири.

 

Указанные регионы в разной степени освещены письменными источниками, поэтому особое, для многих периодов и проблем решающее, значение имеют археологические материалы. Однако степень и характер археологической изученности Восточного Туркестана, с одной стороны, и Средней Азии и Южной Сибири — с другой, совершенно различны. Научные археологические исследования, стоящие на уровне современных требований, лишь начинают развертываться китайскими учеными в Восточном Туркестане, основная же часть имеющихся материалов получена при сборах на поверхности или при не научных раскопках или расчистках. Совершенно иное положение в той части Центральной Азии, которая входит в Советский Союз. Успехи среднеазиатской и южносибирской археологии, составной части советской археологической науки, позволили создать строго научно обоснованную детальную археологическую историю Средней Азии и Южной Сибири, разработать схемы эволюции материальной культуры, развития архитектуры, стратиграфии и т. д. Это открыло возможности реинтерпретации археологических материалов из Восточного Туркестана, не имеющих точного хронологического и типологического определения. Пропуская их через призму среднеазиатско-южносибирской археологии, можно приблизиться к их адекватному истолкованию. Процедура таких типологических сопоставлений непроста и включает множество ограничений, но тем -не менее введение восточнотуркестанских археологических материалов в среднеазиатско-южносибирские (шире — евразийские) серии весьма плодотворно. Разумеется, в части хронологических определений эта методика должна непременно учитывать точно установленные (по радиокарбоновым определениям, датированным письменным документам, и т. д.) опорные пункты собственно восточнотуркестанской археологии.

 

Общность исторических процессов в древнем Восточном Туркестане, Средней Азии и Южной Сибири при значительной историко-культурной историко-этнической близости определила состав и характер предлагаемого

 

3

 

 

сборника. Часть его статей посвящена непосредственно Восточному Туркестану. Так, в статье И. В. Пьянкова даются самое полное, можно сказать исчерпывающее, изложение и анализ античной письменной традиции о Восточном Туркестане. Статья носит историко-филологический характер, но вместе с тем имеет большое историческое значение. Хотя сведения античных авторов по данному вопросу неоднократно привлекали внимание отечественных и зарубежных исследователей, единства в их истолковании не было, так как они рассматривались в отрыве от всей античной традиции о восточных пределах ойкумены. Указанная статья восполняет этот пробел.

 

В статье Б. А. Литвинского и И. Р. Пичикяна систематизированы разбросанные в отчетах отечественных и зарубежных экспедиций материалы о памятниках пещерной культовой архитектуры Восточного Туркестана и дана целостная картина возникновения и эволюции пещерной буддийской архитектуры Восточного Туркестана. Замечательные памятники архитектуры и архитектурно-декоративного искусства описаны с большой полнотой и классифицированы. В статье впервые охарактеризован генезис восточнотуркестанской пещерной культовой архитектуры, прослежено возникновение пещерных буддийских сооружений в Индии, последующее их распространение в Бактрии, где они становятся пещерно-наземными, перенос идеи пещерно-наземных монастырей в Восточный Туркестан, постройка пещерных буддийских монастырей в Северном Китае.

 

Уйгуры — один из древних и современных народов Центральной Азии. Сейчас одна часть уйгурского народа проживает на территории Восточного Туркестана (КНР), другая — в Средней Азии (СССР). Статья Л. А. Чвырь содержит сравнительный очерк традиционных украшений уйгуров и соседних народов Центральной и Средней Азии в XIX — начале XX в. Использовав музейные коллекции и немногочисленные данные из различных публикаций, проведя опрос уйгуров, проживающих в СССР, автор сумела дать детальную характеристику уйгурских украшений дифференцированно по различным районам проживания уйгуров. Особую, ценность статье придают разделы, посвященные сопоставлению наборов уйгурских украшений с наборами других народов Центральной Азии. Выяснилась безусловная близость уйгурских украшений с украшениями карлуков и жителей Южного Хорезма, и значительно меньшая — с наборами украшений жителей Ферганы и Ташкента.

 

Роль русских ученых в исследовании истории, культуры, памятников письменности, мертвых и живых языков Восточного Туркестана общеизвестна. Достаточно назвать имена Н. Я. Бичурина, В. В. Григорьева, В. В. Радлова, К. Г. Залемана, В. В. Бартольда, С. Е. Малова. В этой плеяде ученых особое место занимает С. Ф. Ольденбург — вдохновитель и организатор работ по восточнотуркестанской тематике в первой трети XX в., возглавивший две крупные экспедиции в Восточный Туркестан. Статья Н. Н. Назировой, основанная на архивных материалах, рассказывает об этой стороне деятельности С. Ф. Ольденбурга.

 

Восточный Туркестан и Средняя Азия входили в зону распространения первобытно-земледельческих культур. Племена, создавшие эти культуры, обладали развитой системой верований, выявление которых представляется сложной и важной исследовательской проблемой. Можем ли мы при отсутствии письменных источников реконструировать идеологию этих племен? Статьи Е. В. Антоновой и В. И. Сарианиди позволяют ответить на этот вопрос утвердительно. Разумеется, в статьях нашли отражение лишь отдельные циклы верований, но они позволяют судить и обо всей системе.

 

Сложение индоиранской общности и расселение индоиранцев — исходный пункт этногенеза народов Средней Азии и, в определенной степени, Восточного Туркестана. Древнейшие иранцы Средней Азии (бактрийцы,

 

4

 

 

согдийцы, хорезмийцы, саки) и Восточного Туркестана (носители хотаносакского языка) появились на этих территориях, очевидно, после расселения здесь протоиранцев. Каков был механизм этого процесса, пока еще неясно. Многое в этом направлении может дать анализ археологических, в частности керамических, комплексов середины II — начала I тыс. до н. э. Две статьи сборника (Н. М. Виноградовой, Е. Е. Кузьминой и Е. Е. Кузьминой) дают детальную разработку некоторых сторон археологического аспекта индоиранской проблемы.

 

Внешним историко-культурным связям Кушанского государства, куда входили Средняя Азия и Восточный Туркестан, посвящена статья Т. А. Шерковой. В ней исследуется распространение в Кушанском царстве культа эллинско-египетского божества Сараписа, изображения которого имеются на кушанских монетах и в виде статуэтки — в Хотане.

 

Развернутую характеристику гончарного производства в раннесредневековой Южной Сибири содержит статья Л. Р. Кызласова и С. В. Мартынова.

 

Редакция сочла возможным включить статьи, в которых имеются элементы полемики, ибо при рассмотрении сложных проблем дискуссия порой неизбежна. Эти статьи, содержащиеся в них оценки отражают, естественно, точку зрения того или иного автора, а не авторского коллектива в целом или ответственного редактора.

 

Итак, все статьи сборника объединяет общая проблема: древняя и средневековая история культуры Средней Азии и Восточного Туркестана. Авторы, используя различные источники (письменные, археологические, нумизматические, эпиграфические, этнографические и др.), стремились выявить закономерности развития, историко-культурные взаимоотношения, направления культурных, этнических и экономических связей, которые в древности и средние века объединяли страны региона.

 

Подготовка сборника в печать осуществлена кандидатами исторических наук Е. В. Антоновой и Л. А. Чвырь.

 

[Next]

[Back to Index]